Primero86
"Уныние - великий грех"


4. Завтра будет война





Рабочий день для всех — и учеников, и мракоборцев, и орденцев, и преподавателей начался в одиннадцать часов утра — как раз после завтрака.

Как в лучшие времена — сначала утренняя планерка и определение фронта работы, затем разбивка на группы — Гарри, Кингсли, Тонкс и Люпин во главе с Сириусом направились в Тайную Комнату за боеприпасами, Гермиона передала копии списка заклинаний деканам факультетов и преподавателям — далее они направились в Большой зал. Там собрались ученики, которые хотели участвовать в битве, а остальные направились проверять помещения и запечатывать тайные ходы.

В общем, работа кипела.

Всех учеников, собравшихся в Большом зале, разделили на несколько групп: первая группа — учащиеся 4-5 курсов. Их задачей было защищать младших учеников и постоянно находится при них в гостиных факультетов. Вторая группа — те учащиеся, которые могли вызывать патронуса. Третья группа, на которую ляжет вся тяжесть — группа защитников, которым придется прикрывать учеников, отгоняющих дементоров. И наконец, четвертая группа — санитары, которые будут отвечать за доставку раненных в госпиталь и оказание неотложной помощи.

Профессора очень заинтересовались списком незнакомых заклинаний, которые и в правду оказались достаточно простыми в обращении:

1. mors celeris — заклинание мгновенной смерти, аналог авады, действует на расстоянии — до трех метров

2. ignis flagellum — огненный хлыст;

3. sectis vulnera faciat — режущее заклинание широкого радиуса поражения;

4. gladio ignis — огненный меч;

5. butio caelestis ignis — удар молнии;

6. creberrimi ictus — непрерывный град ударов;

7. animalis terrore — заклинание, вызывающее приступ сильного страха;

8. una linea praesidio — защитное заклинание;

9. erit irritum — заклинание перелома — действует в зависимости от того, куда направлена палочка — единичный перелом;

10. erit omnes irritum — заклинание перелома — действует в зависимости от того, куда направлена палочка — множественные переломы;

11. hoc cor conteram — заклинание разрывающее сердечную мышцу;

12. cor sistit — заклинание останавливающее сердце;

13. frigus et patet animo — «холодный разум» — заклинание, проясняющее сознание

14. tractare ardet — заклинание, излечивающее ожоги;

15. sana vulnera — заклинание, излечивающее резаные раны;

16. hoc putrida caro — заклинание, заставляющее плоть быстро разлагаться;

17. ego ire per murum — идти сквозь стены;

18. mei volatum — заклинание, позволяющее человеку летать;

19. ego tibi vires — передавать силу, заклинание, позволяющее передавать другому свою силу, энергию.

А если учесть и уже известные: Diffendo, Impedimenta, Incarcerous, Incendio, Petrificus Totalus, Reducto, Stupefy, Conjunctivitus Curse — ослепляющее заклятие, ну и классический Expelliarmus, разумеется, то получается неплохой набор.

Отработкой незнакомых заклинаний стали заниматься как учителя, так и ученики под руководительством Гермионы, владеющей ими лучше других.




* * *



Что же касается работы по установке зарядов, то все шло с переменным успехом, ведь единственный, кто более или менее знал, как обращаться с ними — это Сириус. Вот и получилось, что ему пришлось, фактически, в одиночку этим заниматься — остальные лишь подавали боеприпасы и старались не путаться под ногами.




* * *



К десяти часам вечера, уставшие и встрепанные защитники «Хогвартс» собрались в Большом зале.

По предварительным подсчетам, около половины всей работы было сделано — поставлены и замаскированы подручными немагическими средствами мины; отработана часть заклинаний — можно сказать, что успешно — ученики все схватывали на лету; проверены все помещения, окна которых выходят наружу, запечатаны тайные ходы, ведущие в замок.

А профессор Снейп, который весь день изучал содержимое Сокровищницы, нашел кое-что очень важное — артефакт, способный создать вокруг замка идеальную защиту от магического проникновения — «Эгиду». Названную, видимо в честь Эгиды — щита Зевса, созданного по легенде божественным кузнецом Гефестом. Если артефакт удастся активировать, то магическим путем проникнуть в «Хогвартс» станет просто не возможно.

Эта новость вызвала радостные перешептывания, как среди учеников, так и среди взрослых магов — каждый знал, что защита Магической школы не выдержала бы долго под ударами Пожирателей.

Закончив с ужином и новостями, защитники отправились спать — очень уж трудным был день.




* * *



Следующее утро выдалось тяжелее вчерашнего — не только из-за того, что все устали от тяжелой работы — гораздо тяжелее было ждать нападения, сохраняя при этом спокойствие.

С этой целью Ри попросил студентов помочь — он знал, что у кого-нибудь обязательно найдется кассета или диск с музыкой, которые можно будет прослушать с помощью магии.

Ну что же, он не ошибся — меломан Симус Финниган хранил у себя записи лучшей музыки уходящего столетия — Iron Maiden, Led Zeppelin, Aerosmith, Black Sabbath, Blackmore's Night, Deep Purple, Metallica, Stratovarius, новинки от зарубежных исполнителей: Король и Шут, Catharsis, а так же сборники лучшей танцевальной музыки.

Когда же Гарри поинтересовался у сокурсника, зачем ему столько всякой разной музыки, да еще и в школе, то получил в ответ смущенную улыбку и фразу: «Для успокоения души».

Это стало хорошим подспорьем — музыка отвлекала от тяжких мыслей и помогала сосредоточиться на работе.




* * *



К вечеру, практически вся работа была закончена.

Ри сидел в кабинете директора Снейпа и, прикрыв глаза, дремал. Все срочные дела были сделаны, люди в большинстве своем, проинформированы о своих обязанностях, профессор Флитвик, Сириус и Кингсли работали над «Эгидой», а Северус навещал своих «змеек» в подземельях.

Вспоминая события нескольких прошлых дней, Гарри задумался о своем будущем возможном союзнике — Люциусе Малфое. Ведь при реализации плана, все, кто находится на заминированной территории, будут ранены или мертвы — значит, придется немного корректировать план. И лучше — прямо сейчас.

Поднявшись со стула, юноша быстро набросал несколько строк на листе, сиротливо лежащем на уголке стола, а затем позвал Добби.

— Добби слушает! — восторженно затараторил малыш, — Гарри Поттеру нужна помощь Добби?

— Да, Добби, — улыбнулся Ри, — мне очень нужна твоя помощь — перенеси меня, пожалуйста, в Тайную Комнату, а затем, к своему прежнему хозяину — лорду Малфою.

— Будет исполнено, Гарри Поттер, сэр, — до ушей улыбнулся домовик, его не смутило даже упоминание о Малфое, — Добби всегда рад помочь вам.

Взяв маленького эльфа за руку, Гарри оказался в «конуре для василиска» — верхней части Тайной Комнаты. Спустившись вниз, в рабочий кабинет Слизерина, он забрал оттуда мантию-невидимку, оставленную Сириусом.

Набросив ее на плечи, Гарри взял за руку Добби, и они переместились в Малфой-мэнор.




* * *



Самым безопасным местом поместья была кухня, на которую люди не заглядывали. Ри и домовик материализовались именно там. Их появление осталось незамеченным — мантия-невидимка надежно скрыла их от чужих глаз.

Велев эльфу оставаться на кухне, Гарри, использовав заклинание «nos ire per murum» и растворившись в стене, направился на поиски хозяина поместья.

Люциуса он нашел в кабинете — бледного и сильно истощенного. Аристократ сидел в одиночестве и молча смотрел в огонь.

— Добрый вечер, сударь, — прошептал юноша.

Малфой едва заметно вздрогнул, но мгновенно взяв себя в руки, неспешно обернулся и, смерив взглядом место, откуда донесся голос, ответил:

— Мистер Поттер, я полагаю, — прошелестел голос блондина.

— Правильно полагаете, — согласился Ри, — что, хозяин не в духе?

Бешеное пламя вспыхнуло в льдистых глазах, но тут же погасло, и Люциус с усмешкой ответил:

— Именно, — кивнул аристократ, — за то, что позволил вам сбежать.

— Это эмоциональное давление, лорд Малфой, — усмехнулся Поттер.

— Да? Не заметил, — а затем задал вопрос. — Вы так и будете невидимы?

Тихо рассмеявшись, Гарри вышел из стены и скинул мантию, чем вызвал у Люциуса совсем не аристократичное фырканье.

— Сильно досталось? — участливо поинтересовался юноша.

— Не более обычного, — холодно ответствовал Малфой.

Какое-то смутное чувство зашевелилось в сознании Ри — и он, с изумлением, определил его как вину. Вот тебе и раз — он чувствовал себя виноватым. И было бы перед кем — так ведь Малфой действующий Пожиратель Смерти. Но этот Пожиратель доверился ему, вот что было главным, а люди в ответе, за тех, кого приручили.

Гарри встал напротив кресла аристократа и осторожно опустился на корточки. Сам не до конца понимая причин своего поступка, он осторожно взял слегка дрожащие руки Люциуса в свои, и прошептал: «ego participes cum eius virtus» — и в тот же миг по телу пробежала волна магии. Ри чувствовал, как часть его силы, его магии передается человеку, сидящему напротив.

— Зачем? — прошептал изумленный блондин.

— Не просто так, не надейтесь, — так же шепотом ответил юноша, — я пришел сказать, что планы изменились — если вы с нами, то уйти от Волди придется несколько раньше.

Поттер встал и отошел к столу.

Его примеру последовал и Малфой — он легко поднялся с кресла и с удовольствием потянулся — от боли не осталось и следа. Взглянув на гостя, хозяин поместья снова уловил в его взгляде предупреждение — «не стоит меня благодарить».

— Волди? — скривился Люциус.

— Хм, могу его Томми называть, если вам так больше понравиться, — Ри пожал плечами.

— Когда нужно будет уйти? — перешел к делу аристократ.

— Завтра, во второй половине дня, — отрапортовал Ри.

— Почему так срочно? Или это не тот вопрос, на который вы хотите отвечать?

— Ну отчего же, — усмехнулся юноша, — могу и ответить: завтра утром мы начинаем уничтожать крестражи вашего лорда. Это, разумеется, не останется без внимания — он узнает об уничтожении осколков свой души, а вот когда узнает, то…

— Поспешит с планом захвата «Хогвартс», — закончил за него Малфой. — И как это касается меня?

— Есть несколько моментов, — Гарри прикусил нижнюю губу и нахмурился, — касающихся меня — я, видите ли, тоже Его крестраж.

Взглянув на хозяина поместья, Поттер понял, что лорд шокирован.

— Но как?

— 31 октября 1981 года, — пояснил Ри, — когда убил моих родных; но знаете, что самое интересное — он об этом даже не подозревает.

В кабинете повисла тишина — и блондин, и брюнет молча смотрели в огонь — каждый думал о своем.

— Так вот, — Гарри опомнился первым, — мне необходимо избавиться от осколка; для этого я встречусь с ним перед битвой, а к вам у меня будет просьба.

— Я вас слушаю.

— Сейчас нужно будет переправить вашу семью в «Хогвартс», — начал излагать юноша. — Затем Добби передаст вам тот же портключ…

— Но…

— Прошу вас, не перебивайте, — вскинул руку Ри. — Вы возьмете портключ, и когда ваш Лорд использует против меня аваду, а затем прикажет проверить, жив ли я, вы подойдете — будь я живой или мертвый вы должны доставить мое тело в замок.

— Другого способа избавиться от осколка не существует?

— Ну, мне можно отрубить голову мечом Гриффиндора, — попытался пошутить парень. — А если серьезно, то Дамблдор предполагал, что если против меня аваду использует сам создатель крестража, то этим он уничтожит не меня, а часть своей души. Предположительно.

— И каковы ваши шансы?

— Где то 50/50, — пожал плечами Ри, а затем неожиданно добавил. — Кстати, лорд Малфой, можете сказать, кто еще согласится на ваш подвиг?

Люциус недоуменно посмотрел на зеленоглазого парня, но тот был абсолютно серьезен.

— Вы о чем?

— О переходе на сторону победителей, конечно же.

— Интересный вопрос, — в своей обычной манере, растягивая слова, проговорил хозяин поместья. — Может быть Нотт, Гойл, Крэбб и… Долохов, пожалуй, — у первых трех дети в «Хогвартс» учатся, а Антонин — вообще странный человек. А зачем это вам?

— Поговорите с ними, только осторожно — впрочем, не мне вас учить, и если они будут согласны последовать за нами, то возьмите с них Непреложный обет не причинять вреда защитникам замка — а переместимся мы тем самым портключом — он рассчитан на количество до 10 человек.

— Я выполню вашу просьбу, мистер Поттер, — кивнул аристократ, — но ответьте мне на один вопрос — если вы умрете…

— Мистер Малфой, — перебил Люциуса Ри, — даже если я умру — это уже не будет иметь никакого значения — наш план готов, и он сработает. Или, может быть, вы думали, что я буду с Томом один на один бодаться? Нет, я конечно, больной, но не до такой же степени — я прекрасно осознаю, что ваш Лорд гораздо сильнее и опытнее меня. Поэтому, пытаться победить его в поединке — это значит поставить себя в заведомо проигрышную ситуацию — играть с врагом на его территории и по его правилам. Я же хочу не выпендриться, а победить, а значит, в одиночку действовать не получится.

— И кто же такой смелый, что решил помогать вам в открытую?

— О, вы этого человека хорошо знаете, — оживился Гарри. — Можно сказать, он ваш бывший коллега. Это директор Северус Снейп. Но, разумеется, не только он — нам помогает весь Орден Феникса, преподаватели и ученики «Хогвартс», а также Сириус Блэк.

— Блэк?! — кажется, ледяная маска аристократа дала трещину. — Но он ведь умер, упал в Арку Смерти.

— На самом деле, не совсем, — усмехнулся уголками губ Ри. — Он действительно задел Завесу, но успел воспользоваться портключом, который перенес его в Тайную Комнату.

— Вы полны сюрпризов, мистер Поттер, — Люциус позволил себе легкую улыбку. — А Снейп, значит, нас предал.

— Не путайте предателя с разведчиком, — посоветовал парень.

— Даже так?

— И никак иначе, — и присев на край стола, продолжил. — Ну, думаю, мы обсудили все моменты, а теперь мне пора возвращаться.

— Увидимся, мистер Поттер, — вежливо отозвался Люциус.

— Не вопрос, мистер Малфой, обязательно увидимся.

— Вы надеетесь выжить?

— А кто его знает — может быть и выживу. Назло всем.

С этими словами Ри отошел к стене и, накинув мантию, исчез.

Люциус Малфой опустился в кресло и, прикрыв глаза, позволил себе немного поразмышлять на отвлеченные темы: «Как этому… Избранному удалось проникнуть в охраняемое поместье, не потревожив при этом систему охранных заклятий, или, как ему удалось проникнуть в кабинет, на который защиту ставили мастера-гоблины, а вот и еще одно — как ему удалось передать жизненную силу да так, что он сам ощутил лишь легкий фон на грани восприятия? Странный, очень странный молодой человек. А если ему еще и Снейп помогает, то… такого союза наш «дорогой» хозяин точно не переживет, и я ему в этом поспособствую». Люциус бы еще посидел и подумал, но нужно было подготовить семью к отправке в «Хогвартс». С этими мыслями, хозяин поместья вышел из кабинета и направился в спальню супруги.




* * *



В «Хогвартс» Ри уже ждали.

Сириус и Мио расположились в директорском кабинете и во главе с Северусом пили чай, при этом не очень добрым словом поминая своего юного соратника, который исчез неизвестно куда. «Ушел по делам, скоро буду. Ри» — и это он называется, записку оставил.

Как только Гарри появился в замке, его тот час же нашел школьный домовик Трипси и передал, что директор желает видеть мистера Поттера у себя в кабинете. Поняв, что его сейчас будут воспитывать, юноша только тяжело вздохнул — придется объясняться на ночь глядя.




* * *



— И где это вы пропадали, мистер Поттер? — в свой обычной манере «Ужаса Подземелий», поинтересовался Снейп.

— Я тоже рад вас видеть, директор, — с улыбкой отозвался Ри, — в общем, как и всех присутствующих.

— Гарри! — воскликнул Блэк,. — Ты поступил безответственно…

— Стоп! — вскинул руки юноша. — Сейчас я вам все расскажу, а потом будете меня воспитывать, идет?

Рассказ о посещении Малфой-мэнора не занял много времени — всего около получаса. Первым задал вопрос директор:

— Как тебе удалось проникнуть в поместье — я помню его защиту, а если учесть, что Волдеморт там, то…

— Меня Добби перенес, — охотно пояснил Ри, — ведь действие эльфийской магии сигнальные чары не улавливают, так?

— Так, — как-то тихо ответил Северус, а затем убитым голосом добавил. — Идиоты.

— Кто? — не поняла Мио.

— Мы, — бросил Снейп. — То есть, они. Никто, понимаешь, никто никогда не принимал в расчет домовых эльфов, а они…

— Могут быть невероятно полезными, — закончил Гарри. — Кстати, я попросил школьных домовиков не пропускать в замок чужих эльфов.

— Предусмотрительно, — кивнул в ответ Сириус. — А ты уверен в Малфое?

— Он хочет спасти семью, — Ри откинулся на спинку кресла, — да и служить свихнувшемуся полукровке не хочет.

— А чем он раньше думал?

— А ты сам, крестный, много думал, когда в школе учился, а? — вопрос, как говориться, не в бровь, а в глаз. — Тем более, он нам нужен — кто-то же должен притащить мою скромную тушку обратно в замок.

— Ри! — укоризненно произнесла подруга.

— Что, радость моя незабвенная?

— Хватит припираться, — поморщился Снейп. — Лучше спать идите.

— Не могу, — тотчас отозвался Гарри. — Скоро прибудут Малфои, и мне надо быть в Тайной Комнате.

— Я сам могу их встретить, — предложил Северус. — Я прекрасно знаком с Нарциссой.

— Не помешает, — кивнул юноша. — Подождем вместе — мне нужно с вами кое-что обсудить, — и, обернувшись к крестному и подруге, с улыбкой сказал. — А вам лучше отдохнуть — завтра будет тяжелый день.

Распрощавшись с Сириусом и Гермионой, Гарри в сопровождении директора направился в Тайную Комнату — ждать представителей блондинистого семейства.




* * *



— Так что ты хотел со мной обсудить? — заговорил Северус, присаживаясь за рабочий стол Слизерина.

— Вы помните, я рассказывал о «Ритуале Общности»?

— Разумеется, помню, — ответил зельевар, — с памятью у меня пока все в порядке.

— Так вот, — продолжил юноша, — я узнал, как можно избавиться от Метки.

Сердце Снейпа дернулось — это было одним из самых заветных его желаний — вновь стать хозяином самому себе.

— Как? — его голос мгновенно охрип и напоминал карканье. — Обратное заклинание?

— Для Метки нет обратного заклинания, — покачал головой Ри. — Но ее можно смыть кровью.

— Поясни.

— Добровольно отданная кровь человека, искреннее желание помочь и боль, — рассказывал Гарри. — Кровь связывает физически, желание помочь создает ментальную связь, а боль — отдача; при этом еще нужно произнести кое-что на парселтанге, — а затем усмехнулся, — ох и выдумщик этот ваш Томми — змеиный язык, надо же, а?

— Да, — прозвучало тихо в ответ. — Значит, провести ритуал можешь только ты?

— Нет.

— Но ты единственный змееуст, кроме Темного Лорда.

— Это так, — не стал отнекиваться парень. — Но вот чтобы повторить несколько фраз, совсем не обязательно быть змееустом.

— Ты хочешь сказать, что…

— Я записал, что нужно сказать и расписал транскрипцию, — перебил профессора Ри. — Так что даже в случае моей смерти вы сможете избавиться от этих сомнительных украшений. Думаю, вам слишком опасно оставаться в «привязанном» состоянии.

Снейп внимательно посмотрел на своего бывшего ученика. Теперь он видел, насколько ошибся в свое время — Гарри нисколько не похож на своего отца. Джеймс Поттер никогда не был таким — взрослым, сильным, спокойным и рассудительным. Мальчик умеет думать, просчитывать шаги, идти на жертвы и принимать тяжелые решения — слишком взрослый для своих семнадцати лет, слишком жестокий.

А это его отношение к своей возможной смерти? Нет, он не презирает ее, он, словно бы, смирился с тем, что она всегда рядом.

Вот и сейчас он сидит и смотрит своему бывшему преподавателю прямо в глаза — не тушуясь и не отводя взгляда, по-взрослому. Так смотрит, словно сам является ровесником своему преподавателю. «Не должно у молодых быть такого взгляда», — думает про себя Северус, и он, несомненно, прав.

Размышления директора Снейпа были прерваны резким хлопком и, последовавшими за ним, ругательствами — это в Тайную Комнату переместились Драко и Нарцисса Малфои.

Поднявшись в «конуру василиска», Северус и Гарри увидели леди Малфой, урожденную леди Блэк, помогающую сыну подняться на ноги — он упал после перемещения. Видимо, не выдержал окружающего его великолепия.

Стремительным шагом приблизившись к, пытавшемуся подняться, молодому человеку, директор Снейп резко бросил через плечо:

— Драко, видимо, ранен — его нужно отнести к мадам Помфри.

— Трипси! — громко выкрикнул Ри, — перенеси Драко в госпиталь.

Явившийся на зов домовой эльф без лишних слов выполнил требуемое, а пострадавший блондин только и успел удивленно протянуть:

— Поттер?

Когда эльф и младший Малфой исчезли, Гарри обратился к Нарциссе:

— Приветствую вас, сударыня, — произнес он, слегка склонив голову. — Может быть, вам тоже нужна помощь?

— Я… благодарю вас, — немного замялась она, — но помощь мне не требуется, — а затем обернулась к Снейпу. — Здравствуй, Северус.

— Нарцисса, — кивнул в ответ директор.

— Леди Малфой, я прошу прощения, — прервал их юноша, — но мне нужен мой портключ.

Улыбнувшись кончиками губ, статная моложавая женщина раскрыла ладонь левой руки и протянула небольшой неприметный камень хозяину.

— Позвольте поблагодарить вас, мистер Поттер, — начала было женщина, но была прервана.

— Благодарность подождет, — парень немного скривился. — Вы хотите пройти в больничное крыло?

— Не стоит, — холодно произнесла Нарцисса. — Я вполне доверяю мадам Помфри.

Кивнув в ответ, Ри взял портключ и вызвал Добби.

— Передай это своему бывшему хозяину, Добби, но так, чтобы тебя никто не видел, — Гарри внимательно посмотрел на домовика. — Я очень надеюсь на тебя.

— Добби все сделает, — важно кивнул эльф, — Добби не подведет Гарри Поттера.

С этими словами домовик исчез.

Северус тем временем вызвал Блэка, поскольку тот являлся кузеном Нарциссы, чтобы тот устроил родственницу поудобнее. Никто не скажет, что при этом он будет испытывать удовольствие, но Снейп собирался поговорить с Кингсли об «Эгиде» и совершенно некогда было заниматься гостями.

Сириус спустился через несколько минут и, недовольно покосившись на Северуса, протянул руку «любимой» кузине.




* * *



Поднявшись в кабинет ЗОТС, директор увидел там того, кого и рассчитывал — мракоборца Бруствера.

— Кингсли, — обратился к нему Снейп, — вы нашли способ активировать «Эгиду»?

— Не совсем, — отозвался Бруствер, — но кое-что я понять, все же, сумел — он должен поддерживаться магией, — а затем пояснил. — Когда я прикоснулся к нему, он начал выкачивать из меня силы.

— Ты прикоснулся к непроверенному артефакту? — изумился бывший разведчик. — Ты ведь глава мракоборцев и должен понимать…

— У нас нет времени, чтобы исследовать «Эгиду» по всем правилам, — прервал его Кингсли. — Лучше посмотри сюда.

С этими словами он повернулся к Снейпу — артефакт был закреплен на его предплечье.

— Его нужно носить так, я думаю, — повел плечами мракоборец, — его не только назвали в честь мифического божественного щита, но и придали схожую форму доспеха-оплечья.

Внимательно рассмотрев безрассудного человека, Северус подумал, что Бруствер, наверняка, учился на Гриффиндоре.

— Он все еще тянет из тебя силы? — нахмурившись, спросил Снейп.

— Да, — кивнул в ответ Кингсли, — но уже не так заметно.

— Когда станет заметно — будет уже поздно, — отозвался зельевар. — Ты уверен, что хочешь попытаться его использовать? Он может убить тебя.

— Знаю, — твердо отозвался Бруствер, — но я мракоборец и давал клятву.

На эти слова Северус мог только согласно кивнуть — это был выбор Кингсли — принятый добровольно и осознанно, значит, так тому и быть.

— Да, — словно опомнился директор, — к нам присоединилась леди Малфой с сыном, а завтра прибудет Люциус, возможно, не один.

— Малфои поддерживают нас?

— Я бы не стал так удивляться, — позволил себе легкую усмешку Снейп. — Люциус просто хочет оказаться на стороне победителей.

— Спасибо, что предупредил, — отозвался Кингсли, — нам любая помощь не помешает, а Малфой сильный маг.

— Только не убей его при встрече, — предупредил директор.

— Попробую, но обещать не буду.

На такой дружеской и оптимистичной ноте разговор как-то сам собой прекратился, и Северус, развернувшись, направился в свою комнату — отдыхать. Завтрашний день будет долгим.




* * *



Драко лежал в больничном крыле и размышлял над тем, свидетелем чего ему пришлось быть.

Поскольку его организм еще не восстановился после наказания, которому подверг его Темный Лорд, ночевать пришлось в больничном крыле, а темнота и тишина очень способствуют рефлексии.

И когда еще задумываться над смыслом жизни, если только недавно был на грани смерти — «Crucio» от Лорда — это вам не массаж.

Когда отец пригласил их с матерью в кабинет и рассказал о том, что появился шанс освободиться, Драко не мог в это поверить — впереди вдруг замаячила потерянная и оплаканная свобода.

Люциус не сказал ничего конкретного — никаких имен, никаких точных данных, никаких дат — чтобы даже нехотя они не могли выдать тайну. Он сказал лишь, что когда придет время, им с матерью нужно будет воспользоваться портключом, который перенесет их в безопасное место.

Но вот только он не думал, что этот день настанет так внезапно. Уже поздно вечером отец зашел к нему в комнату в сопровождении матери и велел им уходить.

Наскоро попрощавшись с отцом, Драко оглянулся на свою комнату — он ни о чем не жалел.

Когда Нарцисса, поддерживая сильно ослабевшего сына, активировала портключ, молодой человек попытался предположить, где они окажутся. Но такого он предвидеть не мог — помещение было большим. Это был зал, по обеим сторонам которого были статуи в виде раскрытых змеиных пастей, а на дальней стене красовался барельеф, изображающий зрелого мужа. Ближе к центру зала в полу была дыра — видимо, это был проход на нижние уровни.

Вертя головой из стороны в сторону, ослабевший блондин не удержался и упал, больно ударившись локтем. Выругавшись сквозь зубы, он попытался встать, но тело его подвело — теперь он ругался уже вслух.

Вдруг со стороны винтовой лестницы, ведущий на нижний уровень, послышались шаги — кто-то поднимался.

Каково же было изумление молодого человека, когда пред его светлые очи — в прямом смысле светлые — явился его бывший декан, теперь являвшийся директором «Хогвартс» в сопровождении… Поттера. Но и это можно было бы более или менее спокойно пережить, если бы не тот факт, что шрамоголовый гриффиндорец спокойно и без пререканий выполнил распоряжение Снейпа об оказании медицинской помощи своему заклятому школьному врагу. ПОСЛУШАЛСЯ?!! СНЕЙПА?!!

Драко было подумал, что Поттер самостоятельно потащит его в больничное крыло, но тот вызвал школьного домовика, который и перенес его к мадам Помфри. Находчивый, Мордред его побери.

И вот теперь, в одиночестве, Драко пытался понять — это мир так изменился, или он просто сошел с ума после пыток Лорда?

Так и не найдя ответа на столь животрепещущий вопрос, измученный молодой человек забылся тревожным сном.

@темы: гет, гарри поттер, фанфики, неизвестная переменная, закончен, драма, джен