Primero86
"Уныние - великий грех"


3. Возвращение в «Хогвартс»





— Итак, — начал Сириус, — где и когда мы будем говорить со Снейпом?

Бывший мародер светился энтузиазмом — наконец-то он сможет выйти из тени и начать действовать.

Для его деятельной натуры было невероятно сложно столько времени просидеть взаперти и не свихнуться окончательно. Так что теперь он и Снейпу рад был, как родному.

Кстати сказать, когда Ри рассказал о том, что мрачный профессор на протяжении всех лет обучения охранял и защищал его, крестный с трудом в это поверил. Тогда Гарри показал свои воспоминания о подслушанном разговоре, касающемся того, что Ри — последний крестраж и должен умереть. Сириус, увидев реакцию Снейпа на такие слова, свое мнение о нем в корне изменил.

Блэк рассудил так — раз уж прошлое он изменить не в состоянии, то будущее будет строить, как захочет сам.

— Лучше будет, если мы нагрянем в его рабочий кабинет, и, желательно, сегодня, — ухмыльнулся в ответ Ри, — посмотрим по карте, когда он будет один, пройдем камнем, и все ему расскажем.

Мио рассмеялась — она рада была видеть своих друзей в хорошем расположении духа.

— В таком случае, — протянула девушка, — нужно дождаться вечера — это наиболее оптимальное для визита время.

Друзья, согласившись с самой умной девушкой в «Хогвартс», решили немного отдохнуть — до вечера оставалось недолго.




* * *



И вот на часах восемь вечера — время говорить правду.

Подойдя к стене, Сириус, Гарри и Гермиона по очереди произнесли «ego ire per lapidem» и направились в самое сердце «Хогвартс» — кабинет директора Снейпа.




* * *



И вот еще один невыносимый день закончен.

Поднявшись в рабочий кабинет, Северус Снейп со вздохом опустился в кресло Альбуса.

Он так и не смог привыкнуть к кабинету — здесь все было не его, чужое, хранящее память о другом человеке, который имел на этот кабинет куда больше прав.

Северус ничего не стал менять здесь — посчитал это кощунственным.

Да, он не одобрял методов Дамблдора, но все же этот человек был Великим волшебником и, отчасти, его наставником.

Тяжесть, которая поселилась в его душе с тех пор, как он выполнил обещанное и убил старого учителя, по вечерам становилась особо непереносимой.

А еще он не знал, что происходит с этим невыносимым мальчишкой, которого Альбус отправил на поиски крестражей. А ведь ему еще предстоит рассказать Гарри о том, что ему самому надо будет умереть во имя победы.

Снейпа радовало одно — он успел передать мальчику меч Гриффиндора.

Наклонившись, мужчина достал из тумбы стола початую бутылку с виски «Macallan» и плеснул немного янтарной жидкости в стакан.

Откинувшись на спинку кресла, Северус Снейп, директор «Хогвартс» молча напивался.

— Пить в одиночестве — это алкоголизм, Снейп, — раздался откуда-то слева до боли знакомый голос.

Неверяще обернувшись в сторону нарушителя спокойствия, которого считал уже давно почившим, Снейп не выронил из рук tumbler только потому, что вцепился в него, как утопающий в спасательный круг.

— Блэк? — тихо протянул Северус, — я что, сошел с ума, да? Ты — моя посмертная кара?

В ответ «посмертная кара» только коротко, но ярко рассмеялась.

— Нет, Снейп, я живой, — опроверг это нетрезвое предположение Сириус, — а вот тебе лучше протрезветь, иначе поговорить нам нормально не удастся.

Поднявшись с кресла, Северус подошел в Блэку и осторожно потыкал того пальцем, а затем задумчиво произнес:

— Хм, действительно живой, — развернувшись, Снейп снова направился к столу.

— Ты куда?

— За антипохмельным, разумеется, — пожал плечами зельевар.

— А-а, ну ладно.

Но вот в кабинете директора становится людно: все просто — из стены за спиной Сириуса вышли еще две фигуры. И это, конечно же, не осталось незамеченным для хозяина кабинета.

— А это кто? — послышался его недовольный голос, — опять ожившие мертвецы?

— Ни в коем случае, профессор, — донесся до Снейпа веселый голос Поттера-младшего, к счастью, еще не покойного, — мы живее всех живых.

— Поттер? — удивленный взгляд.

— Профессор Снейп, — легкая улыбка, — сразу хочу сказать, что это действительно я — не иллюзия, ни оборотное зелье.

— Доказательство?

Ри пожал плечами.

— Клянусь своей магией, что являюсь Гарри Джеймсом Поттером, — а затем посмотрел на профессора и спросил, — этого хватит, сэр?

— Вполне, — тихо отозвался он.

Примеру Гарри последовали сначала Гермиона, а затем и Сириус.

Убедившись в том, что присутствующие здесь люди действительно те, за кого себя выдают, Северус Снейп осторожно опустился в кресло. Он не знал что делать — в голове крутилось множество вопросов, но с чего лучше начать — не знал.

— Так, — серьезно проговорил Северус, — а теперь садитесь и рассказывайте все по порядку.

Рассевшись, друзья поведали профессору Снейпу все. Говоря — все, имеется в виду — абсолютно все: и про то, что подслушивали, и про Тайную Комнату, и про то, как спасли Сириуса, и про спрятанные в кабинете Салазара, крестражи. Затем инициативу перехватил Гарри, который рассказал о произошедшем в поместье Малфоев. Этот рассказ заинтересовал не только Снейпа, но и Сириуса, который теперь на пару с профессором возмущался безответственным поведением молодых людей. Указанные молодые люди на такое заявление ответили дружным смехом, а затем предложили продолжить беседу в более удобном для этого месте — разумеется, в Тайной Комнате.




* * *



— А теперь, еще раз, — Северус еще не до конца пришел в себя, — то есть, вы хотите сказать, что все это смогли провернуть так, что никто не заметил?

— Мы были осторожны профессор, — за всех ответила Мио.

— Даже Блэк? — не удержался от шпильки зельевар.

— У меня не было другого выхода, Снейп, — нехотя отозвался Сириус, — и знаешь, — немного замялся мужчина, — я хочу поблагодарить тебя, за крестника.

— Я делал это не ради тебя, Блэк, — ответил, пораженный словами бывшего недруга, Северус.

— Знаю, — кивнул Сириус, — но все равно, спасибо.

— Давайте, вы в другой раз будете обсуждать столь интересные и животрепещущие темы, как ваши противоречия, — вынужденно прервал мужчин Гарри, — у нас, вообще-то война на носу.

Старшие хотели было возмутиться, но взглянув в глаза юноше, поняли, что это бесполезно.

— Каков план? — по-деловому поинтересовался Снейп.

— О-о-о, — обрадовано протянул Блэк, — тебе понравиться.

— Сомневаюсь, — Северус с опаской поглядел на бывшего мародера.

— А план состоит в следующем, — перехватил инициативу Ри, — для начала нужно обезвредить Амикуса и Алеко.

— Не проблема, — отозвался зельевар, — ни один из моих ядов они не распознают.

— Не пойдет, — быстро отмел идею Гарри, — мне нужно, чтобы ученики видели, как их обезвредят и схватят, и, желательно, в вашем присутствии при вашем же непосредственном участии.

— Зачем? — еще больше удивился Северус.

Снейп, вообще, считал, что если уж надо действовать, то лучше сделать это быстро и незаметно.

— А затем, — пояснил свою позицию юноша, — что вас все считают предателем, а мне нужно будет доказать обратное.

— Как? Вызвать дух нашего дорого директора? Да и зачем?

— Глупый вопрос сэр, правда? А покойников совершенно не зачем беспокоить, — усмехнулся в ответ Ри, — я просто покажу всем мои воспоминания о ТОМ вашем разговоре с Дамблдором.

— Ты все видел?

— Конечно, я ведь уже говорил, что подслушивал, — а затем подумал и добавил, — ну а с мантией-невидимкой смог еще и подглядывать. И не надо так на меня смотреть — я не извращенец.

Последняя фраза немного разрядила обстановку и дальнейший разговор протекал уже в более спокойно манере.

Сириусом был озвучен план по минированию призамковой территории, Гермиона озвучила свою часть работы — в свое время она не зря сутками сидела в библиотеке Слизерина — ей был составлен список наиболее приемлемых, простых в обращении и довольно-таки мощных, заклинаний.

Гарри же поведал общую стратегию — когда все приготовительные работы будут закончены, а люди расставлены по постам, он уничтожит хранящиеся у него крестражи. Разумеется, Волдеморт не останется в блаженном неведении относительно уничтожения частиц его души — именно тогда и стоит ждать нападения. После этого останется только два крестража — Нагайна и сам Гарри. Именно тогда, Ри отправится в Волдеморту, ведь, по словам Альбуса Дамблдора, только от его руки он должен умереть.

— ЧТО!!! — Сириус был вне себя, — ты, вообще, соображаешь, что говоришь?!

-Успокойся, крестный, я все продумал, — четкий и холодный ответ юноши отрезвили мужчину, — видишь ли, все дело в Дамблдоре — он был далеко не так прост, как кажется.

— Да, это точно, — на сей раз Блэк с крестником согласился, — очень даже не прост — старый манипулятор.

— Ты не прав, — жестко прервал его Ри, — он был таким же как я — готовым ради цели идти на жертвы, любые.

— Прости, — начал заводиться Сириус, — ты его что, оправдываешь?

— Нет, — покачал головой юноша, — но я его понимаю, — а затем резко продолжил, — так вот, возвращаясь к разговору о личности Директора, я уверен, что он не просто так рассказал вам об этом, профессор.

— Да, — подтвердил Снейп, — он хотел, чтобы я донес эту информацию до вас.

— А-м-м, — промычал Гарри, — может быть, вы будете ко мне по имени обращаться, а? А то неудобно как-то.

— Неудобно, Поттер, штаны через голову одевать, — ухмыльнулся Северус.

— А вы уже пробовали, профессор? — Ри решил в долгу не оставаться.

От мямли Поттера профессор такого не ожидал, и даже немного растерялся — оказывается, этот молодой человек может быть интересным.

— Нет, Гарри, — подчеркнуто медленно ответил Северус, — но, пожалуй, я удовлетворю твою просьбу.

— Искренне счастлив, — блаженно улыбнулся Ри, а затем уже серьезно добавил, — что же касательно слов Дамблдора, то могу лишь предположить, что, несмотря на все его рассуждения, смерти мне он не желал.

— Но то, что он предположил…, — Блэк все никак не мог понять хода мыслей крестника.

— Это — вероятнее всего, единственный способ уничтожить крестраж, — перебил его Ри, — мы не можем допустить повторного возрождения Волдеморта.

— И ты готов умереть для этого?

— Если придется, крестный, то — да, я готов умереть, — немного помолчал, а затем продолжил, — но не думаю, что для меня это станет смертельным.

— Самоуверенность губит великие планы, — покачал головой Снейп.

— Увольте, профессор, — покачал головой юноша, — я нисколько не самоуверен, а вы, пожалуй, не дальновидны.

— И чего же я не вижу?

— Гениальности Дамблдора.

— Поясни, — махнул рукой Северус, — о том, что он был очень сильным светлым магом, я знаю и не понаслышке, но гением…

— Именно, гением, профессор; я говорил с ним сегодня ночью в Выручай-комнате.

— Так вот почему ты был там так долго, — подала голос Мио.

— Да, именно, — подтвердил Ри, — по его завещанию, мне передали золотой снитч, который я поймал в первом матче. Так вот, внутри этого золотого шарика был прятан один из даров смерти — воскрешающий камень. Использовав этот камень, я вызвал из мира мертвых дух покойного директора — мы долго говорили, и он рассказал мне, что, предположительно, я не умру от авады, но лишь в том случае, если она будет послана рукой Темного Лорда.

— Потому что ты его крестраж? — предположила девушка.

— Именно, — кивнул Гарри.

— То есть, ты ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО, не умрешь, когда в тебя бросят смертельное проклятие?! — Блэк окончательно перестал адекватно соображать.

— Спокойно, Бродяга! — осадил того Поттер, — возьми себя в руки! Мы уже говорили с тобой о цене — я этот разговор повторять не собираюсь, скажу только, что для победы я сделаю все. А теперь слушайте внимательно — я уйду, когда все приготовления будут закончены, направлюсь в расположение лагеря Волдеморта и постараюсь пережить его аваду. Я. Понятно. Изъясняюсь? — по слогам спросил Ри, вглядываясь в побледневшие лица, — отлично, тогда я продолжу — после этого у Риддла останется только Нагайна. Думаю, что после того, как наш план будет реализован, ни от нее, ни от Тома даже ошметка не останется. А теперь, я думаю, стоит приступить к фазе номер один — обезвреживанию семейки Кэрроу.

— Сейчас? — поразился Снейп.

— Именно, — кивнула вместо друга Мио, — думаю, стоит вызвать всех учеником в Большой Зал и объявить, что Гарри Поттера видели в Хогсмиде, чтобы не вызвать ничьих подозрений.

— Скажите мне, мисс Грейнджер, — протянул Северус, — почему шляпа определила вас в Гриффиндор?

— Ну-у-у, — немного замялась девушка, — думаю, что она поступила так не только из собственных соображений — я попросила ее об этом, профессор.

— Зачем же?

— Я все прочитала о «Хогвартс», перед тем, как приехать сюда — вы ведь в курсе, как описывают ваш факультет, сэр?

— Имел такое неудовольствие, — кивнул Снейп.

— Я подумала, что ко мне в будущем будут неправильно относиться из-за факультетской принадлежности.

— Очень по-слизерински, — усмехнулся зельевар, а затем добавил, — я возвращаюсь в кабинет — нужно отдать несколько распоряжений.




* * *



— Чего это он удумал, собирать нас так поздно? — недовольно поинтересовался Амикус у сестры, — одиннадцатый час уже.

— Может, ему пришли новые вводные? — пожала плечами Алекто.

Ученики всех четырех факультетов выстроились в Большом зале — они ждали и гадали, для чего их всех заставили прийти сюда в такой час — это могла быть только важная новость.

Двери, ведущие в зал, отворились, и в помещение в своей обычной манере влетел директор Снейп. Полы его мантии развивались за спиной черными крыльями, делая профессора похожим — нет, не на летучую мышь — скорее, на ворона, прилетевшего за добычей.

Развернувшись к студентам, он заговорил:

— Многие из вас, наверняка, удивлены, зачем я собрал вас в столь поздний час, — затем Северус сделал эффектную паузу, — до меня дошли сведения, что этим вечером Гарри Поттер был замечен в Хогсмиде.

По Залу прошла волна шепотков. А преподаватели, стоявшие у стен, нервно переглянулись.

— Итак, — продолжил игру Снейп, — если кто-нибудь попытается помочь мистеру Поттеру…

Эта фраза была кодовой — Сириус и Гермиона прятались в стенах, а сам виновник собрания стоял рядом с зельеваром в мантии-невидимке — Снейп резко развернулся и, направив на Амикуса Кэрроу палочку, взятую из Сокровищницы Слизерина, не без ехидства, продолжил:

— То я лично начислю этому человеку лишнюю сотню баллов.

Одновременно с этими словами с противоположных сторон Зала в Алекто и Амикуса Кэрроу полетели обездвиживающие заклинания. Пожиратели были поражены словами, как они полагали, соратника, и среагировать, попросту, не успели.

В зале повисла тревожная тишина — никто не смел двинуться с места. Последние слова Снейпа смутили как преподавателей, так и студентов.

Именно этот момент Гарри и выбрал для своего триумфального появления. Скинув мантию, он вышел из-за спины Северуса и, дружески ему кивнув, заговорил:

— Приветствую всех, мое имя — Гарри Поттер, — начал юноша, — я понимаю, что вы ошарашены случившемся, но позвольте мне все объяснить.

— Да уж постарайтесь, мистер Поттер, — подала голос Минерва Макгонагалл.

— Обязательно, профессор, — склонил голову Ри, а затем продолжил, — я знаю, что вы все думаете, будто профессор Снейп предатель…

Это утверждение вызвало рокот среди присутствующих, который сразу же утих, как только Гарри поднял вверх руку.

— Послушайте! — повысил он голос, — я расскажу вам правду.

Эти слова вообще вызвали бурю — кто-то кричал, что Поттера надо выслушать, кто-то говорил, что Избранный находится под заклятием или, вообще, сошел с ума — Снейпа защищает. А самозваного директора надо обездвижить, как и его приспешников — Кэрроу.

— А ну тихо!!! — рявкнул Сириус Блэк, появившийся прямо из стены.

— Выслушайте нас, — вторил ему голос девушки, приближавшейся с другой стороны.

«Гермиона», «Гермиона Грейнджер», «Это Гермиона — я узнал ее», «А кто это?», «Кого еще Мордред принес?».

Через несколько мгновений, когда голоса стихли, Ри продолжил говорить:

— Правда заключается в том, что профессор Снейп выполнял особо важное задание Дамблдора, — юноша искоса взглянул на профессора, — он был разведчиком Ордена Феникса в стане врага, а Дамблдора убил по его собственному приказу. И я могу это доказать.

С этими словами молодой человек вытащил из кармана брюк фиал с воспоминаниями и, разбив его о каменный пол, громко произнес: «aperire mentis ad omnes». Это заклинание позволяло большому количеству людей увидеть то, что хочет заклинатель.

Теперь разговор между прошлым и настоящим директорами стал достоянием всех присутствующих: «Ты должен убить меня, Северус», прозвучал голос Дамблдора и эхом отразился от высоких сводов Большого зала.

Воспоминание было показано, но все молчали, поэтому Ри опять пришлось брать слово:

— Вам, наверное, сложно в это поверить, — тихо начал он, — но вам придется, потому что — это мои воспоминания, этот разговор я слышал собственными ушами.

Окинув взглядом присутствующих, Гарри подошел к профессору и протянул ему руку:

— Простите меня, сэр, за то, что так долго до вас добирался, — юноша обезоруживающе улыбался.

— Но ты все же, пришел, Гарри, — ответил Северус на рукопожатие.

Это рукопожатие окончательно убедило присутствующих в правдивости слов Избранного.

Пожав руку профессору, Гарри обернулся к слизеринцам и проговорил:

— У вас, господа слизеринцы, есть выбор — либо вы добровольно сдаете палочки, либо вам придется очень долго и тяжело приходить в себя в подземельях.

При этих словах Мальчик-Который-Выжил направил на них волшебную палочку — его примеру последовали практически все присутствующие ученики и учителя. Слизеринцы в ответ ощетинились.

— Всем опустить палочки! — раздался рокочущий голос директора. — Никто никого в этом зале убивать и калечить не будет!

— Но директор, — прозвучало откуда-то из стайки гриффиндорцев, — как же…

Слово было сказано — Северус перестал быть самозванцем — его признали директором.

— Директор прав, — воскликнул Поттер, и опустил оружие, а сам попытался спрятать улыбку — все шло по плану.

— Сдайте палочки, — скомандовал слизеринцам Снейп, — я даю слово, что вам не причинят вреда — вы будете заперты в своих комнатах в подземельях до тех пор, пока ситуация не будет разрешена.

Слизеринцы не были бы слизеринцами, если бы не искали выгоду в любой ситуации. Услышав слова директора, бывшего некогда их деканом, многие бросили свои палочки на пол. Сначала один, затем другой, а потом и все слизеринцы оказались обезвреженными.

— Я провожу вас до факультетской гостиной, — проговорил Северус, — идемте, господа.

Резко развернувшись к выходу, директор Снейп в сопровождении Поттера, Грейнджер и неизвестного темноволосого мужчины, в котором лишь немногие смогли узнать Сириуса Блэка, вышли из Большого зала. За ними потянулись студенты змеиного факультета.




* * *



— Северус! — воскликнула слегка растрепанная Минерва Макгонагалл, — Великий Мерлин, я приношу свои извинения за все слова и…

— Не стоит, Минерва, — тихо, но уверенно прервал декана Северус, — я все понимаю, но сейчас нам нужно обсудить другое.

В кабинете директора нынче было очень людно — сам Снейп, Блэк, Поттер, Грейнджер, Макгонагалл, а так же действующие члены Ордены Феникса, прибывшие около получаса назад.

Орденцы были несколько ошарашены текущим положением вещей — Блэк, оказывается жив, Снейп — не предатель, а о Гарри с Гермионой вообще разговор отдельный.

— Думаю, — взял слово Северус, — стоит предоставить высказаться Гарри.

— Спасибо, сэр, — кивнул ему Ри, — во-первых, позвольте поприветствовать всех собравшихся; во-вторых, чтобы не терять времени, скажу, что в ближайшее время на «Хогвартс» будет осуществлено нападение; в-третьих, попрошу не суетиться — у нас уже есть план обороны замка, который вы поможете нам осуществить.

На кабинет опустилась тревожная тишина — каждый из собравшихся обдумывал слова, сказанные Избранным.

Кингсли Бруствер кашлянул, привлекая к себе внимание, а затем спросил:

— Хотелось бы знать, в чем конкретно заключается план, — и мракоборец внимательно посмотрел на Гарри.

— Я расскажу вам все, но только после того, как вы принесете Непреложный обет о неразглашении, — твердо ответил юноша, холодно глядя в глаза собравшихся.

— Мистер Поттер! — воскликнули Макгонагалл, — неужели вы не доверяете нам?

— Простите, декан, — нахмурился Гарри, — но я никому до конца не доверяю, даже себе, поэтому — сначала клятва, а потом — план.

Немного посовещавшись, присутствующие приняли правильное решение — они принесли клятву, логично рассудив, что если уж требуют принесения Непреложного обета, то информация действительно является важной.

Ри переглянулся со своими единомышленниками и начал излагать план:

— План обороны «Хогвартс» основывается на использовании магловского оружия, точнее об этом расскажет Сириус, — юноша кивнул на крестного, — далее — как вы знаете, на втором курсе была открыта Тайная Комната; так вот, чуть позже мы с Мио вернулись туда и обнаружили еще несколько скрытых помещений; одним из таких помещений была библиотека Слизерина. Гермиона просмотрела множество записей и нашла простые, но очень действенные заклинания, которые могут быть использованы даже школьниками — они составлены на латыни, но что самое главное — они не темномагические. Список мы составили и размножили, — на одном дыхании выдал Ри, — а теперь давайте выслушаем Сириуса.

Все глаза обратились к лорду Блэку.

— В защите замка мы используем несколько видов магловского оружия: пластиковую взрывчатку Composition C-4, противопехотные мины МОН — 50 направленного действия, а также свето-шумовые гранаты. А теперь более подробно об установке боеприпасов: МОН-50 мы расположим полукругом на призамковой территории перед мостом; затем мы заминируем мост пластидом. Гранаты будем использовать по мере необходимости для дезориентации противника. Также, в центре предмостовой территории мы установим контейнер с отравляющим веществом, который будет взорван, как только Пожиратели, и в частности Волдеморт, остановятся там.

— А с чего они должны там останавливаться? — подал голос Люпин.

— А с того, Рем, — охотно пояснил Сириус, — что мост будет взорван, а в «Хогвартс» они проникнуть не смогут — антиаппарационный барьер еще действует. А теперь дальше — также мы установим противопехотные мины по всему периметру школы в несколько полос, — а затем немного подумал и, обернувшись к Снейпу, спросил, — Северус, какие у Волдеморта союзники, кроме оборотней, егерей и дементоров?

— Думаю, — немедленно ответил зельевар, удивленный тем фактом, что бывший мародер обратился к нему по имени, — будут еще великаны — он вел с ними переговоры.

— Н-да, — нахмурился Сириус, — над этим стоит подумать отдельно. Так вот, мне нужно, что бы вы разбили тех учеников, которые собираются сражаться, на несколько специализированных групп: первая группа будет использовать только заклинание патронуса — отгонять дементоров, вторая группа — это группа прикрытия — будут охранять тех, кто способен вызывать защитника. Раздадите им списки заклинаний, которые выбрала Гермиона — пусть тренируются. Затем мне понадобятся добровольцы — им придется все время быть снаружи — после того, как мы активируем мины, а также заряд с отравой, им придется воспользоваться заклинанием Адского пламени, чтобы не допустить распространения ядовитого облака. Пламя нужно будет держать огненной стеной вокруг места взрыва. Думаю, восьми человек для этой цели будет достаточно — четверо держат пламя, а другая четверка их прикрывает, — а затем перевел дыхание и бросил, — у меня, пока, все.

— Тогда позвольте сказать мне, — взяла слово Гермиона, — как вы уже слышали, мною составлен список заклинаний, пригодных для применения в данных условиях. Там есть заклинания, позволяющие нанести серьезный ущерб большому количеству нападающих, вам нужно буде изучить их и быстро объяснить ученикам.

— Вы хоть понимаете, что говорите? — возмутилась Молли Уизли, — вы так спокойно говорите об убийстве.

— Все верно, миссис Уизли, — подтвердил Гарри, — но мы говорим об уничтожении врагов, которые придут нас убивать, и знаете, если мы будем оглядываться на общепринятую мораль, то погибнем все. Единственной нашей моралью будут жизни тех, кого мы взялись защищать — как говориться, на войне, как на войне. Или вы хотите увидеть как умрут сначала ваши дети, а потом и все остальные?

Крыть Молли было нечем — зеленоглазый парень был прав — если победит Волдеморт, он не пощадит никого. Опустив глаза, миссис Уизли опустилась на место. Гарри же, тем временем, продолжил говорить:

— Я понимаю, что наш план кажется вам слишком жестоким, но по другому мы поступить не имеем права — не позднее чем через несколько дней Волдеморт придет сюда, под эти стены, чтобы победить. И он не будет считаться ни с чьим мнением, кроме собственного, а это значит, что в ход пойдут непростительные. Чтобы не допустить такого исхода, мы должны нанести удар первыми — МОН-50 мина не только направленного действия, она осколочная с дальностью поражения до 50 метров. Когда Пожиратели подойдут к разрушенному мосту, не имея возможности трансгрессировать, им придется остановиться на примостовой территории. Уверен, что никто из них не будет даже предполагать, что мы можем использовать оружие маглов. Как только сработают мины, врагов посечет осколками, а затем мы взорвем контейнер с зарином, две минуты ждем, и поднимаем стену Адского пламени. Если мы не остановим их там, на мосту, то замок долго не продержится — у них численный перевес плюс категорическое отсутствие жалости и совести. Чем больше мы уничтожим живой силы противника, тем больше шансов будет у нас — вы это понимаете?

Ри пристально всматривался в лица сидящих напротив людей — он видел в них страх, недоверии, отвращение и… понимание.

— Вы что думали, — раздался резкий голос Снейпа, — что сможете победить в войне, не замарав рук? Или надеетесь на благородство Пожирателей? Тогда вы — глупцы!

— Снейп! — прошипел Кингсли. — Ты слишком много себе позволяешь.

— Да неужели? — ядовито усмехнулся Северус. — А у вас что, есть другие предложения, как победить, да притом с минимальными потерями?

— Но если мы будем убивать, — подала голос Тонкс, — мы станем, как они.

— Это наша цена, Нимфадора, — подал голос Сириус, — я много об этом думал: сначала, когда Гарри и Мио посвятили меня в подробности плана, я был резко против, потому что, это, действительно, как ни крути — убийство, и очень жестокое. Но затем стал размышлять — почему мы должны ограничивать себя в выборе средств для борьбы с теми, что пришел убивать? Ведь, если мы сейчас не сможем остановить их, они пройдут по нашим трупам, по трупам детей. Как бы я не был против убийства, но лучше пусть умрут они, а не мы. Да и те, кто выживет, получит урок — наглядный, хоть и страшный. Но зато они его запомнят надолго.

Присутствующие глубоко задумались — слова Блэка задели их. С одной стороны он был прав, несомненно, прав — тот, кто пришел убивать, не заслуживает человеческого отношения. Но вот с другой стороны — как остаться собой в такой непростой ситуации — ведь придется переступать через себя, свои принципы.

— Да поймите же вы, наконец! — сорвалась Гермиона, — Там, за нашими спинами будут дети, и мы — их единственный шанс выжить. Мы не можем отступить, потому что отступать некуда, не можем сдаться — тогда, вообще, никто не выживет. Нам остается только стоять насмерть и пользоваться ВСЕМИ доступными средствами!

— Мио, — Ри взял подругу за руку, — спокойно, думаю, они поняли нас.

Неожиданно для всех, с места поднялся Ремус Люпин.

— Думаю, я выражу общее мнение, если скажу, что такие методы можно счесть бесчеловечными, но… Лично я считаю — нам нужно поступить так, как сказал Гарри — потому что я хочу, чтобы мой маленький сын жил в спокойном мире, чтобы ему не пришлось как нам, сражаться и выбирать между смертью и смертью. Я с вами, друзья, — кивнул он Сириусу и Ри.

Это стало лишь «первой ласточкой» — остальные постепенно стали обдумывать предложенный план, хоть и не испытывали при этом особого энтузиазма, и находить в нем больше и больше плюсов.

Обсуждение деталей затянулось до четырех часов утра. Когда за окном небо стало сереть небо, все участники срочного совещания разошлись по комнатам — отдыхать, ведь завтра им предстоял трудный день — подготовка Замка и его защитников к битве.

@темы: закончен, неизвестная переменная, драма, джен, гет, гарри поттер, фанфики