Primero86
"Уныние - великий грех"


2. Вместо синопсиса, или что было раньше




Сидя в Тайной Комнате, Гарри, Гермиона и Сириус анализировали свои действия и сверяли их с планом.

1. достать в магловском мире нужное оружие — сделано.

2. найти крестражи Волдеморта — выполнено с оговоркой: Нагайна была все время при хозяине

3. попасть в «Хогвартс» до начала битвы — сделано.

Ну что же — три самых основных и важных пункта выполнены, теперь нужно посоветоваться с человеком, который имеет право знать правду.

Молодые люди решили посвятить в свой план профессора Снейпа. Примечательно и то, что Сириус был совершенно не против этого.

Почему? Да все очень просто — Гарри Поттер никогда не был таким, каким его видели окружающие. Он просто умело притворялся — благо, у него была возможность потренироваться в магловском мире — родственники мальчику достались — врагу не пожелаешь. Вот и приходилось ему учиться приспосабливаться к миру — к одиннадцати годам Гарри уже вполне осознанно учился манипулировать взрослыми. И не без успехов, надо заметить.

Известие о том, что он маг, мальчик воспринял очень спокойно. А вот когда ему рассказали о том, что его родителей убил темный волшебник, Гарри возненавидел его.

На первом курсе он познакомился с девочкой по имени Гермиона Грейнджер, она была маглорожденной волшебницей. Ему легко было с ней общаться — они оба выросли в мире, где магии нет, и у них находилось множество общих тем для разговоров.

Другим другом мальчика стал рыжий сорванец по имени Рон Уизли. Веселый, подвижный, темпераментный и несдержанный, он уравновешивал своих спокойных друзей.

Жаль, что этой дружбе пришлось кануть в Лету.

Сие печальное событие произошло на четвертом году обучения во время проведения Турнира Трех Волшебников.

Когда Кубок выбрал Гарри в качестве второго чемпиона «Хогвартс», Рон не поверил, что его друг своего имени в Кубок не бросал и обвинил его в помешательстве на почве всеобщего поклонения. Это стало первой, но очень серьезной трещиной в отношениях друзей.

Дальше — больше. Недоверие, необоснованные обвинения и… Гермиона, в которую Рон влюбился. Хотя, последнее обстоятельство, пожалуй, было самым главным — его не устраивали доверительные отношения между ней и Гарри.

Последней каплей стали слова рыжего парня, произнесенные в палатке в лесу, когда друзья отправились на поиски крестражей: «Ты ничего не понимаешь! У тебя нет семьи — твои родители умерли! А теперь ты и нас угробить хочешь!!! Мы уходим! Идем, Гермиона!»

Протянув руку девушке, Рон с вызовом посмотрел на бывшего друга. Гермиона же, холодно взглянув на протянутую руку, лишь слегка склонила голову вправо, а затем тихо произнесла: «Уходи».

Прокричав что-то о сумасшедших гриффиндорских заучках и недоделанных героях, Рональд Уизли резко выскочил из палатки, навсегда перечеркнув прошлое.

Слишком много событий произошло с тех пор, и друзья уже не надеялись наладить отношения с Рыжиком.

Говоря о дружбе с Гермионой, стоит особым абзацем выделить события второго курса, ставшие поворотными в судьбе обоих ребят — Тайная Комната.

В конце второго года обучения, друзья открыли Тайную Комнату Салазара Слизерина.

Гарри оказался змееустом — мог говорить со змеями. А поскольку вход в комнату охранялся паролем на парселтанге, открыть дверь не составило большого труда.

В тот год они успели спасти младшую сестренку Рона — Джинни, убить василиска, охранявшего вотчину Слизерина и уничтожить дневник Тома Риддла, на проверку оказавшегося крестражем. Хотя узнали они об этом куда позже.

Впоследствии, Гарри и Гермиона еще не раз возвращались туда. Ребята были уверены, что один из Четверки Основателей не мог просто так поселить василиска в Тайной Комнате. Царь змей, очевидно, что-то охранял. Это что-то друзья и искали.

Поскольку у Рона остались лишь неприятные воспоминания о пребывании в бывшем жилище василиска, то Гермиона отсоветовала посвящать его в поиски.

Время шло, но ничего найти не удавалось, пока за одной из колонн гриффиндорская умница не нашла надпись, сделанную на змеином языке, которую Гарри без труда прочитал: «Знания откроются лишь видящему суть».

Фраза детей озадачила — сначала они не могли понять ее смысла, но в помощь друзьям пришли зимние каникулы, на которых Гермиона обсудила эту фразу с родителями. Взрослые сделали предположение, что не стоит буквально воспринимать надпись, ведь слова: видящий суть — это, скорее всего, просветленный… или сумасшедший.

Как ни странно, но они оказались правы. Вернувшись в «Хогвартс», дети пробрались ночью в запретную секцию, и нашли описание заклинания «temporaria insania» — заклятие безумия, позволяющее воздействовать на разум человека. Заклинание носит временный характер — оно действует где-то минут тридцать, а затем рассеивается.

Заколдовав друга, Гермиона стала ждать результата, который не замедлил проявиться — Гарри подошел к дальней стене и стал водить по ней руками. Прошло несколько минут, прежде чем он нашел небольшой выступ, который обнаружить специально было практически невозможно.

Нажав на выступ, Гарри поранил руку — по кромке выступ оказался острым. И как только кровь попала в углубление на стене, раздался странный вибрирующий гул.

В центре площадки стали проступать следы стыков каменных блоков — плиты двигались, образовывая винтовую лестницу, ведущую на нижние уровни Тайной Комнаты.

Это стало переломным моментом в самообразовании Гарри и Гермионы. Найденные помещения были обследованы за несколько дней. Они представляли собой несколько смежных комнат: рабочий кабинет, библиотека, лаборатория и что-то типа склада артефактов и зелий, хранящихся под заклятием консервации.

Именно там, в этой Сокровищнице, Гермиона обнаружила ящик, в котором находились волшебные палочки, которые в свое время создал сам Слизерин.

Гарри взял себе две волшебные палочки, которые отреагировали на его магию: одна была сделана из черного дуба с сердцевиной из сердечной жилы дракона, оплавленная черненым серебром и инкрустированная сапфирами и аметистами, другая же была из ивы с сердцевиной из клыка василиска, также оплавленная в серебро, украшенная шерлами и морионами.

Гермиона тоже выбрала себе палочку — из рябины с сердцевиной из кости птицы Сирин, оплавленная в мельхиор, инкрустированная рубинами и черными агатами.

Библиотека тоже порадовала ребят — за всю свою прошлую жизнь, они не смогли узнать столько, сколько вычитали за несколько недель. Каждую ночь они тайком под мантией-невидимкой пробирались в теперь уже их Тайную Комнату.

В один из таких ночных рейдов, ребята увидели, как декан факультета Слизерин направляется в сторону кабинета директора. Любопытство взяло вверх, и дети тайком проследили за мрачным зельеваром.

Используя заклинание «ego audire per murum», Гарри и Гермиона смогли подслушать, о чем говорили руководящие лица «Хогвартс».

Услышанное дало ребятам пищу для размышлений — оказывается, директор совсем не добрый дедушка, а профессор Снейп не такая скотина, какой хочет казаться.

С тех пор подслушивание стало для них способом быть в курсе событий.

Сначала, Гарри вспылил и хотел уже пойти к директору — потребовать объяснений, но умница Гермиона переубедила своего друга. Чем меньше взрослые знают, тем большей свободой они будут пользоваться. Это убедило мальчика продолжать игру в послушного гриффиндорца, а Гермиона, в свою очередь, упорно поддерживала образ «синего чулка» и заучки.

К концу года ребята уже знали больше, чем большинство детей в школе, но раскрывать своих умений не спешили.

Так, в самообразовании, подслушивании и лицемерии прошел еще один учебный год. Самым примечательным моментом было то, что у Гарри обнаружился крестный отец — Сириус Блэк.

Что о нем можно было сказать — довольно-таки высокого роста мужчина с темными волосами и серыми глазами, рано постаревший, потрепанный жизнью, но сохранивший способность радоваться жизни. Правда, Гарри считал, что Сириус был инфантильным, но это не мешало им в последствии дружески общаться.

Когда наступил четвертый год обучения, и было объявлено о проведении в «Хогвартс» Турнира Трех Волшебников, Гарри и Гермиона несказанно обрадовались. Ведь если все будут заняты Турниром, на их долю придется куда меньше внимания, а это значит, что количество часов, проведенных в Тайной Комнате, увеличится.

Но все пошло не так. Кто-то неизвестный подбросил в Кубок Огня клочок пергамента и именем Гарри. Это поломало все планы ребят на самостоятельную работу.

Далее события стали развиваться все быстрее — испытания, дневник Слизерина на парселтанге, который старательная Гермиона в приказной форме попросила Гарри перевести, Сириус, узнавший о необычных увлечениях своего крестника — и вот уже Хэллоуин отпразднован неделю назад, и Рождество не за горами.

На Рождественский Бал Гарри пригласил Гермиону — не хотел идти на такой запоминающийся вечер с безмозглой куклой. Потому, как истинно считал, что девушка должна быть умной, а если это было не так, то она автоматически зачислялась в список недалеких дурочек. Гермиона стала для парня очевидным выбором.

После Рожественских каникул, Сириус Блэк, принеся Непреложный обет не раскрывать секрет Тайной Комнаты абсолютно никому, присоединился к изысканиям своего юного крестника и его подруги. Правда, большую часть времени он проводил у себя дома — там тоже имелись раритетные книги.

Всерьез принявшись переводить и изучать дневник Салазара Слизерина, Гарри практически забыл о сне и отдыхе. И, не слушая подругу и крестного, оставался порой в Тайной Комнате на ночь.

Затем как-то незаметно подошел срок последнего испытания Турнира — Лабиринт.

С легкостью преодолев все препятствия, Гарри добрался до центра лабиринта. Там на возвышении стоял Кубок. Дурное предчувствие, не оставлявшее Поттера с самого утра, вновь дало о себе знать.

Оглянувшись, чемпион заметил как какая-то чешуйчатая тварь выползла из-за поворота. Еще секунда и чудовищное творение взвилось в броске, нацелив полную зубов пасть на горло Гарри.

Недолго думая, юноша подскочил к Кубку и протянул к нему руку. В следующий момент что-то тяжелое ударило его в спину, буквально, заставляя, впечататься в постамент. Левой рукой опираясь на серый камень, парень старался стряхнуть со спины наглую тварь. Схватив свой приз, юноша хотел ударить им зубастую образину, но не успел. Внезапная боль пронзила его, и Гарри потерял сознание, так и не узнав, что Кубок перенес его на старое кладбище.

В себя он пришел от боли — Петтигрю, как оказалось, привязал его к могильной статуе, а теперь проводил какой-то ритуал. Для этого предатель разрезал Поттеру руку — ему нужна была кровь.

Услышав слова ритуала, проводимого Хвостом, у парня зашевелились волосы на затылке — эта тварь хотела возродить Волдеморта.

И вот уродливый сверток полетел в котел и… сильнейший темный волшебник возродился.

Мобилизовав все свои внутренние резервы, Гарри с помощью манящих чар призвал Кубок и перенесся на площадку, где был вход в лабиринт.

Другие участники, которым повезло меньше, уже были здесь — лежали в палатке колмедиков. Все же остальные — гости, болельщики и репортеры ждали чемпиона.

О возрождении Волдеморта Гарри рассказал крестному, а Сириус убедил его рассказать все Дамблдору. Врожденная осторожность буквально кричала о том, что так поступать не следует, но Сириус был убедителен.

Разговор с директором был подслушан близнецами Уизли, а через день вся школа говорила о том, что чемпион «Хогвартс» сошел с ума.

Ненависть Гарри к Волдеморту росла день ото дня — теперь его Idea Fix стала мысль о том, как уничтожить Темного Лорда.

На лето парень взял в дом тетки несколько рукописных работ Слизерина, описывающих влияние ментального образа заклинания на выход магического потенциала; другая рукопись посвящалась различным методикам защиты разума; третья же книга была посвящена исследованиям свойств темпоральных потоков.

Пятый курс запомнился Гарри и Гермионе, в основном тем, что Министерство решило вмешаться в дела магической школы.

Все чаще парня стали тревожить видения, связанные с Волдемортом. Гарри мог бы использовать навыки, развитые за лето, но не стал этого делать — он хотел узнать, о чем думает, Темный Лорд, чем он дышит.

Его странное поведение вызвало подозрения у директора Дамблдора, и Сириусу поручили провести воспитательную беседу с крестником.

Услышав рассказ крестного, Гарри понял, что ему нужно срочно менять линию поведения — никто не должен заподозрить, что Мальчик-Который-Выжил является совсем не таким, каким его видят окружающие.

К концу пятого курса Гарри во сне увидел картину, касающуюся Отдела Тайн. Там было пророчество пророчество. Мордредово пророчество, из-за которого Волдеморт убил его родителей. Обдумав ситуацию, юноша пришел к выводу, что Волдеморту нужно это пророчество — видимо, он не знал его целиком.

Понимая всю опасность своей авантюры, Гарри решил пойти в ловушку — он должен был знать полный список пророчества. Вместе с ним отправились несколько ребят и ОД — Отряда Дамблдора.

Эту игру придумала Гермиона, которая решила, что такой шаг наиболее удачно отвлечет внимание директора от потенциального победителя Темного Лорда.

Оставив Сириусу послание, ребята направились в Отдел Тайн.

Разумеется, крестный Гарри Поттера просто не смог остаться в стороне от такого происшествия. Сообщив Дамблдору о намерении крестника, Сириус Блэк и другие члены Ордена Феникса во главе с Дамблдором, отправились в Отдел Тайн.

А там, тем временем, разгорелось не шуточное сражение между подростками и Пожирателями смерти. Но силы были неравны — ребят переловили, а Гарри стоял на возвышении возле Арки Смерти и протягивал Люциусу Малфою шар с пророчеством. Жаль, что он не успел его прослушать.

Отдел Тайн прорезала яркая вспышка — на помощь детям пришли ветераны и новобранцы Ордена Феникса. Завязалось сражение, которое затем разбилось на парные дуэли.

Беллатриса Лестрейндж, двоюродная сестра Сириуса Блэка, безумная последовательница Волдеморта никогда не играла по правилам — направив на кузена палочку, она выкрикнула Смертельное проклятие.

Сириус, стоявший в этот момент у Арки Смерти, отклонился от зеленого луча и невзначай коснулся Завесы.

Заметив растерянное лицо крестного, пойманного Завесой, Гарри бросил ему небольшой серый камень, который он взял из Тайной Комнаты. Поймав его на лету, Сириус сжал кулак и прошептал «ARX». За этим последовала яркая вспышка, а когда Гарри открыл глаза, крестного нигде не было видно.

Снедаемый беспокойством за близкого человека, парень бросился вдогонку за Беллатрисой, которая бежала в каминный зал и кричала о том, что убила Сириуса Блэка.

Злость требовала выхода — направив на бегущую Пожирательницу палочку, Гарри резко бросил «Crucio».

Мадам Лестрейндж со стоном повалилась на пол.

Зеленые глаза парня, казалось, источали ненависть — он собирался убить Беллу.

И убил бы, не появись в этот момент сам Волдеморт, не будь он к ночи помянут.

Темный Лорд ходил вокруг своего врага и говорил о том, как сладка бывает месть, какой притягательной является власть над жизнью и смертью других существ.

Его слова упали на благодатную почву — молодой человек вновь бросил в ведьму «Crucio».

В себя его привел тихий вскрик. Гарри обернулся и увидел, стоящую у стены Гермиону. С трудом поборов соблазн, молодой человек повернул голову к Волдеморту и плюнул тому в лицо.

Взревев, Темный Лорд вскинул палочку и направил ее на гриффиндорца. Но расправиться с ним не успел — в каминном зале появился Дамблдор — началась битва титанов.

Померявшись силами, колоссы магического мира прекратили схватку — их силы были примерно равны.

На этой ноте Темный Лорд решил уйти по-английски — не прощаясь.

А Гарри сидел у стены в обнимку с Гермионой и молча проклинал себя за то, что посмел послушать убийцу родителей.

Позже прибыли мракоборцы, арестовали лежащего без сознания Люциуса Малфоя, взяли объяснения у всех участников битвы, а затем отправили детей обратно в «Хогвартс».

Как только Гермиона и Гарри очутились в стенах школы, они сразу же побежали в Тайную Комнату, где сейчас должен был находиться Сириус Блэк, перенесенный туда портключом.

И Сириус там обнаружился, правда, его состояние оставляло желать лучшего, много лучшего. Завеса вытянула из него практически всю энергию — как жизненную, так и магическую.

Воспользовавшись зельями, приготовленными Слизерином — благо, те были подписаны, подростки смогли стабилизировать его состояние. Вот только до полного выздоровления ему было, как до Антарктиды пешком — слишком серьезным было истощение, слишком тонкой стала нить, связывающая Сириуса с миром живых. Поскольку Блэка все еще разыскивали стражи правопорядка, то обнародовать сообщение о том, что беглый преступник скрывается в Тайной Комнате Салазара Слизерина, не стали.

Восстанавливался он еще около полугода.

Шестой курс стал временем сюрпризов — подслушанный разговор директора с профессором Снейпом, наконец-то, прояснил и расставил все точки над «i».

Крестражи. Но не только это.

Гарри узнал о взаимоотношениях профессора Снейпа с его матерью. Оказывается, они были друзьями. То, что зельевар носит маску мерзавца, Гарри знал уже достаточно давно, но вот тот факт, что этот странный человек защищал его на протяжении всех лет обучения, а теперь еще и работает разведчиком в стане врага, в корне переменили его мнение об этом человеке. Юноша начал уважать Северуса Снейпа и восхищаться им. Теперь слова и рассказы Блэка, касающиеся школьных лет, не воспринимались как единственно верное мнение.

В свое время крестный рассказал Гарри о мародерах, об отце, матери, Ремусе, даже о Петтигрю. Правда, ничего лестного он о Хвосте не услышал, но информацию к сведению принял. Так же Сириус рассказывал о Снейпе. Его отзывы не были лестными, и Гарри всегда было интересно, насколько правдивы эти истории. Сейчас он убедился в том, что Сириус слишком предвзято относился к зельевару. Юноша пообещал себе, что как только крестному станет лучше, он обязательно с ним это обсудит.

Шестой курс был посвящен подготовке к битве с Волдемортом — с одной стороны Дамблдор начал рассказывать о крестражах и прошлом Темного Лорда, а с другой стороны был план, который разработала Гермиона.

План директора заключался в планомерном поиске и уничтожении крестражей Темного Лорда. Правда, Дамблдор «забыл» упомянуть, что Гарри тоже является его крестражем.

Помимо этого, директор показывал Гарри воспоминания о Томе Риддле. Как гриффиндорец ни старался, не мог увидеть в нем человека — слишком сильна была его ненависть. Гарри смотрел и подмечал характерные жесты и привычки, но никакой жалости, никакого сочувствия Риддл у него не вызывал.

План же Гермионы строился на основе плана Дамблдора — на первом месте все так же была необходимость уничтожения крестражей, но затем девушка, проявив всю нестандартность мышления, предложила использовать магловское оружие против магов.

Здраво рассудив, что такого поворота событий не ждет никто, гриффиндорская умница предложила абсолютно сумасшедший вариант. Но именно поэтому он и должен был сработать.

От родителей, работавших стоматологами, девушка узнала, что раньше, пока не были широко распространены обезболивающие средства, для безболезненного удаления зубов использовали веселящий газ. Пытливый ум отличницы ухватился за эту мысль и стал ее развивать.

И вот уже Гермиона ищет в мировой сети сильные отравляющие химические вещества без цвета и запаха. Под эту категорию попал нервно-паралитический газ зарин, который был открыт в 1938 году в Вуппертале-Эльберфельд в Рурской долине Германии.

Но это было далеко не все — в плане девушки также нашлось место пластиковой взрывчатке — C-4 — поскольку она была самой популярной, осколочным минам МОН-50 с ударной волной на дальность до 50 метров и свето-звуковым гранатам.

Кроме того, Гермиона не стала ограничиваться только этим — она перелопатила практически всю библиотеку Тайной Комнаты и узнала очень интересные заклинания.

План-минимум друзья составили и довели его до Сириуса. Лорд Блэк был в шоке — его воспитанники планировали массовое убийство.

Высказав им свои претензии по поводу предложенного плана, он получил строгую отповедь о том, что если он действительно хочет победы — полной, окончательной и безоговорочной, то нужно действовать жестоко. Причем, лучше показательно жестоко — ведь страх, это сдерживающий фактор для отморозков, пытающихся убедить всех, и себя в первую очередь, в своей несомненной исключительности за чужой счет.

Услышав столь недетские рассуждения, Сириус впервые взглянул на крестника и увидел Гарри Поттера, а не его отца Джеймса. Яблоко упало от яблони очень далеко — сам Джеймс был больше похож на Блэка — такой же веселый и безрассудно храбрый.

Всю последующую ночь лорд Блэк не сомкнул глаз — все думал о том, что сказали ему Гарри и Гермиона. И чем больше он думал, тем больше соглашался с их доводами. Сириус действительно хотел победить, хотел увидеть родную страну свободной от безумца. И для этого он был готов на многое, в том числе, и опуститься до того, чтобы использовать оружие маглов.

Наутро он извинился перед ребятами и предложил свою посильную помощь. Это заявление вызвало бурное одобрение — его сразу же взяли в оборот, поручив разбираться с инструкциями для мин и гранат.

Так, в постоянном напряжении, поисках и тренировках прошло еще полгода. К рождественским каникулам Мио составила примерный план того, как в магловском мире раздобыть требующееся оружие.

Девушка написала родителям, что отправится на Рождество к друзьям, Гарри же и так каждый год оставался в школе, так что проблем со свободным временем не возникло.

Найти на территории Соединенного королевства оружейные склады оказалось не сложно. Эту проблему Мио разрешила, немного покопавшись в Интернете — список складов, баз и арсеналов, их номера телефонов и даже примерное место расположения. Как говориться, будь благословенна гласность.

Воспользовавшись своими незарегистрированными палочками, Сириус и Гарри проникли на склад и «позаимствовали» оттуда боеприпасы и иные необходимые вещи, указанные в списке, который заботливо составила для них Гермиона.

Сложнее оказалось раздобыть зарин — он хранился в закрытой лаборатории и тщательно охранялся. Но и эта проблема была, впоследствии, решена.

Нейропапалитик, в принципе, можно было раздобыть и на оружейных складах химического оружия, но там он хранился в корпусах ракет дальнего поражения. В лаборатории же зарин хранился в сжиженном виде в специальном контейнере.

К началу нового семестра Тайная Комната напоминала базу повстанцев — повсюду стояли ящики с минами, гранатами, противогазами и огнестрельным оружием, которое Сириусу просто приглянулось.

Отравляющий газ решили хранить в Сокровищнице.

Второй семестр шестого курса ознаменовал переход к активным действиям, направленным на достижение победы как со стороны Гарри и его единомышленников, так и со стороны директора.

Дамблдор решил взять с собой Мальчика-Который-Выжил, когда отправился за медальоном Слизерина — одним из крестражей Волдеморта.

К слову сказать, медальон оказался поддельным, но суть не в том. Самое главное Гарри, как всегда, успел подслушать.

И вот что он узнал: Волдеморт приказал Драко убить директора; профессор Снейп дал матери Драко Нарциссе Малфой Непреложный обет помочь ее сыну; а сам Дамблдор умирает. И дабы принести как можно больше пользы, даже пусть и ценой жизни, директор приказал Снейпу убить его. Из разговора стало понятно, что Дамблдор говорит о возвышении Спейпа среди Пожирателей и отвлечение внимания Темного лорда от младшего Малфоя.

Но самым важным было все же не это. Самой важной информацией стало заявление директора о том, что Гарри является последним крестражем, и уничтожить осколок души, запертый в человеческом теле, может лишь сам Волдеморт.

Гарри очень непривычно было слышать профессора Снейпа, возмущавшегося поступками светлого мага, который спокойно и, пожалуй, цинично рассуждал о том, что «мальчику придется умереть».

Посовещавшись с Мио и Сириусом, Гарри решил не вмешиваться в этот план — слишком рано раскрываться, ведь крестражи еще не уничтожены. Жаль, конечно, директора — великий светлый маг с великими целями, сложивший голову за любимое отечество. Его жертвы, разумеется, никто не забудет, будут много и красноречиво сожалеть, вспоминать, даже обвинять, но свой путь Альбус Дамблдор выбрал сам, и никто не вправе оспаривать это решение. Его можно лишь принять.

И вот наступил день «X», когда Драко, используя Исчезательный шкаф, провел в «Хогвартс» Пожирателей смерти: незабвенную Беллатрису, Амикуса и Алекто Кэрроу, а также Фенрира Сивого.

Встретившись с директором на верхней площадке Астрономической башни, Драко все же не смог его убить. Это сделал за него профессор Снейп, которого позвал Гарри по приказу Дамблдора.

Как только мертвое уже тело директора магической школы перевалилось через парапет и полетело вниз, юноша, прячущийся внизу, спустился с Астрономической башни, и, скинув мантию-невидимку побежал во двор, где на плитах лежало изломанное тело Альбуса Дамблдора.

Слушая преподавателей и студентов, с яростью и недоумением говоривших о коварном предателе Снейпе, Гарри и Гермиона поражались тому, насколько легко управлять мнением людей, не знающих правды.

Далее были похороны, сопровождавшиеся состоянием всеобщей подавленности, и, разумеется, конец учебного года.

Аластор Грюм сообщил Гарри о том, что тот снова отправляется Литтл Уиндинг к родственникам, и пробудет там до самого своего совершеннолетия. Но как только подойдет день его рождения, опасаясь нападения Темного Лорда, Орден Феникса прибудет, чтобы забрать Избранного в дом семейства Уизли.

Мио, поговорив с Сириусом, решила, что ее родителям будет безопаснее уехать из Англии на некоторое время. Отправляясь домой, девушка решила во что бы то ни стало обезопасить родных людей.

К слову сказать, это ей удалось — девушка, отчаявшись убедить родителей покинуть Туманный Альбион, применила к ним «Obliviate», напрочь стирая память о себе.

До самого своего дня рождения Гарри находился в доме тетки — ждал, когда за ним прибудут орденцы.

Отправив семейство Дурсль в безопасное место, юноша позволил себе немного расслабиться — пока все шло по плану.

Грюм не подвел — в ночь на 31 июля в дом № 4 на Тисовой улице прибыли члены ордена Феникса, да и не только они.

План старого воина был довольно-таки экстравагантным, но это не отменяло его эффективности. Он носил кодовое название «Семь Поттеров» — используя оборотное зелье, некоторые из пришедших превратились в копии Гарри Поттера.

Выйдя на улицу, двойники получили каждый своего напарника и, разделившись, направились к Норе.

Настоящий Поттер полетел вместе с Хагридом в летающем мотоцикле.

План хоть и не прошел без эксцессов, но все же был выполнен: до Норы добрались практически все и практически в целости: погиб Грозный Глаз Грюм и был ранен Джордж Уизли.

Спустя некоторое время, дом рыжего семейства навестил Руфус Скримджер, донесший до Гарри, Рона и Гермионы последнюю волю ныне покойного Альбуса Дамблдора.

Гриффиндорской умнице отдали книгу сказок барда Бидля, Рыжику — делюминатор, а Гарри — золотой снитч, пойманный им в первом матче. Подарки явно были с двойным смыслом, который молодым людям еще только предстояло разгадать.

Через несколько дней состоялась свадьба Билла Уизли и Флер Делакур. Торжество удалось на славу — новобрачные были прекрасны и даже шрам на лице молодого мужа не портил его, а придавал некоторую исключительность. Родственники и гости были довольны и веселы.

Но не может все долго идти хорошо — к концу пира на дом Уизли напали Пожиратели смерти.

Зная, что на празднике собрались далеко не беспомощные люди, Гарри, Гермиона и Рон, который еще не потерял надежды завоевать расположение гриффиндорской умницы, переместились в магловский Лондон.

Итак, был открыт сезон охоты на крестражи.

Первый крестраж они забрали у Долорес Амбридж, которая реквизировала его у Наземникуса Флетчера, выкравшего крестраж из дома Сириуса на площади Гриммо.

Второй осколок души Волдеморта Гарри и Мио искали уже вдвоем — Рональд, не выдержав, ушел от, теперь уже бывших друзей, со скандалом.

Не зная, с чего начать поиски следующего осколка, друзья молча сидели возле палатки в лесу, куда они переместились после побега из Министерства. Гермиона рассматривала книгу сказок, подаренную Дамблдором. Перелистывая страницы, она заметила странный символ, нарисованный в верхней части листа. Он представлял собой треугольник с заключенной в нем окружностью, которые делила пополам прямая линия, протянутая из вершины треугольника. Девушка решила показать свою находку Ри. Увидев символ, юноша вспомнил, что уже видел такой — у отца Луны, Ксенофилиуса Лавгуда, с которым познакомился на свадьбе Билла и Флер. Мио предложила поговорить с ним, ведь идей, относительного того, где искать следующий осколок души, не было. Интуиция, которая никогда не подводила гриффиндорскую умницу, буквально вопила о том, что это может оказаться важным.

Ну что же — интуиция Гермиону не подвела — Ксенофилиус Лавгуд рассказал друзьям о Дарах Смерти, которые и изображал символ. Объяснение он посоветовал поискать в книге сказок барда Бидля — в «сказании о трех братьях» попытавшихся обмануть смерть.

Под самый конец разговора Лавгуд начал дергаться и суетиться — Гарри сразу понял, что он что-то скрывает.

И юноша не ошибся — к дому Лавгуда приближались Пожиратели — мужчина вынужден был вызвать их, ведь его дочь Полумна была ими похищена.

Как только Пожиратели напали, друзья переместились в лес, но там подверглись нападению егерей, выследивших их от дома Лавгуда.

Поскольку раскрывать свои способности сейчас было несвоевременно, молодые люди решили отбиваться обычными, как они говорили «школьными» заклятиями.

Поняв, что плена не избежать, девушка с помощью Жалящего заклятия изуродовала лицо друга, чтобы его не опознали.

Предположительно, их должны были отвести в какое-нибудь помещение, где и оставят одних, пока буду дожидаться начальства — будь то, комната, подвал или тюрьма, откуда друзья смогут спокойно сбежать.

Так и произошло — плен, поместье семьи Малфой, пытки болтливой Беллы, освобождение, конструктивный разговор с Люциусом и «побег».

Переместившись к коттеджу, принадлежащему Биллу Уизли, Ри и Мио усевшись на песок, стали размышлять о том, что кричала мадам Лестрейндж о мече, который по ее словам, должен находится в ее банковской ячейке в «Гринготтс». Гермиона также рассказала о том, что сумасшедшая Белла, когда пытала ее, расспрашивала о том, что они еще взяли в банке. Это навело друзей на мысль о том, что стоит посетить «Гринготтс» и узнать, что же еще там хранится.

Но этим планам суждено было свершиться совсем иначе — к вечеру с Гарри связался Сириус — в оставленной ему крестником мантии-невидимке, он подслушал разговор Амикуса Кэрроу со своей сестрой, которые говорили о форсировании военных действий.

Друзьям срочно пришлось вносить коррективы в план поисков — они больше не могли вслепую искать крестражи. Значит, пришло время для метода, который Ри никогда не стал бы использовать, без крайней на то необходимости.

Мио в ответ на такое заявление лишь головой покачала — очень уж опасное дело хочет провернуть ее лучший друг — играет на грани фола.

Попросив у Билла пять черных восковых свечей и свободную комнату на ночь, друзья стали готовиться к ритуалу, вычитанному в дневниках Слизерина.

Взяв серебряный нож, Гарри сделал два разреза на левой ладони крест-накрест, затем повторил процедуру с правой рукой. Действия раненными руками, Ри нарисовал на полу пентаграмму. Расставив по концам лучей свечи, юноша сел в центре.

Он осторожно повел кистями рук, и вспыхнув, свечи загорелись ровным оранжевым пламенем.

Развернув руки ладонями вверх, молодой человек закрыл глаза и начал произносить слова.

Заклинание было написано на одном из древних нечеловеческих языков. В свое время Салазар Слизерин обнаружил его список в пещерах Скандинавии. Эти слова были высечены на каменной скрижали, которая рассыпалась песком, как только маг прикоснулся к ней. Запомнив все, что было написано, Слизерин все же не смог понять смысла написанного. Его, как исследователя всегда влекли тайны, и когда он не смог самостоятельно разобраться в этой загадке, к работе подключился его старый знакомый колдун-гиперборей Властимир. Влас был очень сильным волшебником, хотя сам он называл себя волхвом, но сила его была от природы — он никогда не пользовался магическими проводниками — палочками, посохами, кольцами. За всю свою жизнь он не убил ни одного живого существа — земля была его матерью, небо — отцом, любая жизнь — священной.

Выслушав Салазара, Властимир решил, что поможет ему разгадать эту тайну.

Вместе они направились в Скандинавию. Войдя в пещеру, где Слизерин обнаружил каменную плиту, волхв опустился перед кучей песка и запустил в нее руку.

Примерно, через полчаса, Влас поднялся и направился к выходу. Поспешив за своим знакомым, Слизерин вышел из черного зева пещеры. А волхв уже ждал его, сидя на камне неподалеку.

И вот, что он поведал: на каменой скрижали было запечатлено описание ритуала, позволяющего одному проникнуть в мысли и чувства другого, если между ними есть общая кровь. И не было для этого ритуал ни преград, ни препятствий — все скрытые мысли, все тайные планы становились достоянием заклинателя. Но самым важным в ритуале было то, что он был односторонним — проводящий ритуал узнает все тайны сердца и разума того, с кем связан кровью, но своих тайн не раскроет.

А опасен этот ритуал по одной простой причине — всю «отдачу» от ритуала принимал на себя сам заклинатель и не только ее.

Ритуал этот был создан очень давно на заре времен, когда мир был еще молодым странными существами, очень похожими на людей. Они называли себя laarieh.

Сейчас никто не сможет сказать, кем они были и куда исчезли — о них не осталось даже легенд.

А на скрижали было написано следующее:

Adunnaeih aileeh toorih

Adunnaeih kialeah toorih

Adunnaeih haasye toorih

Eestikuaio aileeh toorih

Eestikuaio kialeah toorih

Eestikuaio haasye toorih

Liahnaaro kueh doirhteri




* * *



Повторяя слова «Ритуала Общности», как назвал его Слизерин, Гарри почувствовал, как его «я» поднимается над физическим телом и устремляется к тому, с кем он был связан кровью.

Раньше Ри сожалел о том, что его кровь была использована для возрождения убийцы родителей, но теперь понял — все, что ни делается, потом оборачивается к лучшему.

Именно общая кровь дала юноше возможность проникнуть в сознание и память Темного Лорда, разделить с ним сердце, разум и тайны. Теперь он знал все — о крестражах, планах и чаяниях Волдеморта, о его страхах и сомнениях. Он знал все.

Сам ритуал не продлился долго — всего около часа. Все это время Мио нервно мерила шагами комнату и с тревогой поглядывала на друга. Она прекрасно понимала, с чем ей придется столкнуться, когда Ри придет в себя — и дело здесь не столько в сильнейшем магическом истощении, сколько в проблемах психического характера — вернувшись, Гарри будет не в себе: его сознание будет затуманено мыслями и чувствами Волдеморта. Он точно не будет знать кто он, не будет различать своих и чужих чувств и мыслей — и если Гермиона не сможет помочь ему восстановить внутренние структуры сознания — Гарри просто сойдет с ума.

Но вот сильно оплавленные свечи погасли, а черноволосый зеленоглазый юноша тихо и медленно завалился на пол. Его глаза были открыты и в них плескалось безумие.

Схватив друга за ворот рубашки, Мио заставила его сесть.

Взгляд Гарри все еще был расфокусирован — он смотрит на подругу, но словно не видел ее; перед его глазами сейчас проносились картины жизни, прожитой другим человеком.

Отвесив Ри несколько пощечин, Гермиона заставила его посмотреть ей в глаза. Вот теперь начинается настоящая работа — девушка должна помочь другу прийти в себя — помочь отделить собственные мысли и чувства от того, что он получил во время ритуала.

Проникнув в сознание Гарри, Гермиона увидела его страшно перекрученный внутренний мир. Оглядевшись по сторонам, девушка позвала его по имени — и чем больше она звала, тем яснее и четче становились, окружающие ее образы. Затем, на периферии мелькнула какая-то тень, и Мио бросилась туда.

Обойдя возвышенность непонятно чего, имевшего ало-багровый цвет, она наткнулась на заплаканного маленького ребенка. Понимая, что видит отражение теперешнего состояния сущности друга, Гермиона аккуратно взяла его за руку и крепко обняла, делясь с ним силой и уверенностью.

Примерно черед десять минут мальчик перестал вздрагивать и плакать. Он поднял зеленые глаза на девушку и несмело ей улыбнулся.

Поднявшись на ноги, друзья вышли на открытое пространство — оно изменилось: преобладающие ранее багрово-черные и алые тона уступили место их более светлым оттенкам, а кое-где и вовсе поменяли цвет на голубой, зеленый, а местами и белый.

Теперь им предстояло вернуться в реальность, но для этого придется пройти сквозь весь внутренний мир юноши.

Обратная дорога давалась им нелегко — паутина чужого сознания пытается затянуть их в кошмары. Чтобы вернуться, друзьям приходилось разрывать путы чужих мыслей и страхов.

С каждым пройденным шагом, каждым побежденным страхом лохматый зеленоглазый мальчик все больше менялся — к нему возвращался настоящий облик.

Как только внутренне «я» Гарри начало полностью соответствовать внешнему, вокруг друзей ярко вспыхнув, взвился радужный вихрь, который и вернул их в реальность.

Очнувшись, Гарри и Гермиона увидели перед собой испуганные лица Билла и Луны. Оказывается, что они пробыли без сознания два дня.

Немного придя в себя, Ри рассказал Мио о том, что смог узнать.

Так вот, Волдеморт создал семь крестражей: Дневник Тома Риддла, который Гарри уничтожил на втором курсе, Кольцо Марволо Мракса, уничтоженное Дамблдором, Медальон Слизерина, Чаша Пенелопы Пуффендуй, Диадема Кандиды Когтевран, его змея Нагайна и сам Гарри.

Теперь Гермионе стало понятно, что было спрятано в банковской ячейке Беллатрисы Лестрейндж — крестраж — Чаша Пенелопы Пуффендуй, что Гарри и подтвердил.

Ри решил, что скрывать их силы теперь нет необходимости — в «Гринготтс» они пойдут, вооружившись всеми своими знаниями, умениями и навыками, наработанными в прошлом.

Используя заклинание «ego ire per lapidem», позволяющее заклинателю на время становиться частью любой горной породы и «путешествовать через камни», Ри и Мио прошли в банк незамеченными.

Предварительно им пришлось выяснить у Крюкохвата расположение банковской ячейки Беллатрисы. Для этого Гермиона применила к несговорчивому гоблину заклинание открытого разума — «aperire mentis», а затем стерла ему память о столь прискорбном событии, но не рядовым «Obliviate», а «absterget ex memoria» — заклинанием не только необратимым, но и необнаружимым.

Оказавшись внутри хранилища, друзья предусмотрительно не стали прикасаться ни к каким предметам.

Кивнув подруге, Гарри молча указал на неприметную с виду чашу, стоящую на высокой подставке у дальней стены хранилища.

Тихонько хмыкнув, девушка осторожно подошла к подставке и взяла чашу. Обернувшись, она кивнула Гарри — они нашли еще один осколок души Волдеморта.

Вернулись они тем же путем, что и пришли — сквозь камни.

Это было тяжелым испытанием для Мио — все магические манипуляции пришлось выполнять ей, поскольку Ри еще не полностью восстановился после ритуала.

Теперь их путь лежал в ««Хогвартс»» — друзьям было необходимо увидеться с Сириусом и найти Диадему Кандиды Когтевран, скрытую в Выручай-комнате.

Поскольку заклинание трансгрессии на территории магической школы не действовало, Мио снова пришлось накладывать заклинание «ego ire per lapidem» и идти сквозь камни прямиком в Тайную Комнату.

Друзей встретил Сириус, обрадованный тем обстоятельством, что наконец-то начинаются активные действия.

Ночью Ри пробрался в Выручай-комнату и до утра искал диадему, которая обнаружилась в ларце под грудой всякого хлама.

Опасаясь появляться в коридорах днем, Гарри решил воспользоваться помощью верного ему домовика Добби.

Домовик не заставил себя просить дважды, и переместил юношу в Тайную Комнату, где его уже ждали крестный и Мио.


___________________

Adunnaeih aileeh toorih — (адунаэй’ аили’ тоори’)

Adunnaeih kialeah toorih — (адунаэй’ киали’ тоори’)

Adunnaeih haasye toorih — (адунаэй’ ‘ейсие тоори’)

Eestikuaio aileeh toorih — (эстикуаё аили’ тоори’)

Eestikuaio kialeah toorih — (эстикуаё киали’ тоори’)

Eestikuaio haasye toorih — (эстикуаё ‘ейсие тоори’)

Liahnaaro kueh doirhteri — (лиа’нэйро куе’ доир’тери)

Разделю разум твой

Разделю сердце твое

Разделю тайну твою

Приму разум твой

Приму сердце твое

Приму тайну твою

Кровь да ответит

@темы: гет, гарри поттер, фанфики, джен, закончен, драма, неизвестная переменная