Primero86
"Уныние - великий грех"


Неизвестная переменная или о роли личности в истории


Пэйринг: Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер/Драко Малфой (в обозримом будущем) Люциус Малфой, Северус Снейп Сириус Блэк, Рон Уизли
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU/Drama
Размер: Макси
Статус: Закончен
События: Седьмой курс, Финальная битва с Волдемортом, Смерть Гарри, Сильный Гарри, Независимый Гарри
Саммари: Кто-то говорит, что от личности ничего не зависит – предначертанное все равно свершается. Но это не так. Всегда, в любом случае стоит учитывать неизвестную переменную – своего рода, человеческий фактор, который путает карты, сводит усилия на нет, и всегда, в любую ситуацию вносит свои коррективы.
Предупреждение: Предупреждения: 1) AU – т.е. мир совершенно не канонический – в частности магловский – его развитие опережает наш мир в эти же годы где-то лет на двадцать; 2) ООС героев (почти всех); 3) Драко умеет вызывать патронуса; 4) полное игнорирование эпилога; 5) искажены события практически всех книг, не учитывается финал последней; 6) местами использованы фразы, взятые из книг.
Коментарии: (Более чем вольное обращение с каноном; по поводу «обоснуя» – не знаю, как-то не очень хочется)




1. Скрытая правда




— Я — Фенрир Сивый! Мы поймали Гарри Поттера!

Связанных Гарри и Гермиону потащили вверх по широким ступеням. Поднявшись в прихожую, пленники увидели хозяев дома — чету Малфоев Люциуса, Нарциссу и их сына Драко.

— Что случилось? — подал голос хозяин поместья.

— Говорят, что поймали Поттера, — раздался в ответ холодный голос леди Малфой.

Фенрир подтолкнул пленников в центр залы.

— Драко, — обратился Люциус Малфой к сыну, — ты узнаешь его? Это Поттер?

— Не знаю… я не уверен, — покачал головой Драко.

— Что с ним произошло, — поморщился Люциус, — почему он такт выглядит?

— Мы нашли его таким, — ответил Сивый.

— Похоже на Жалящее заклинание, — пренебрежительно бросил Малфой, а затем окинул взглядом Гермиону и добавил, — грязнокровка, да?

— Похожа, — резко произнесла Нарцисса, — я видела ее на обложке «Пророка», — а затем обратилась к сыну, — Это Грейнджер, Драко?

— Не знаю, может быть и она, — он слегка пожал плечами.

Вдруг в комнату ворвался вихрь по имени Беллатриса.

— Что здесь происходит? — в ее голосе слышались визгливые истеричные нотки.

Она внимательно оглядела пленников и обратилась к сестре:

— Эта та самая грязнокровка? — ее темные глаза при этом нездорово поблескивали.

— Вероятнее всего, — ответил Люциус вместо супруги, — а это, может быть Поттер.

— Может быть? — издевательски протянула Беллатриса, — ты что, не уверен?

— Ты у меня так спрашиваешь, будто я его лично знать должен, — скрестив руки на груди, бросил Малфой.

— А Драко? — взвизгнула женщина, — он должен знать.

— По-твоему, наследник Малфоев должен знать каждого полукровку в лицо? Посмотри на него, — он кивнул в сторону Гарри, — в таком состоянии его родная мать не узнает.

— Но… Темный Лорд, — начала было Лестрейндж.

— Рано, — оборвал свояченницу Малфой, — запрем его в подвале и подождем, пока действие Жалящего заклинания пройдет, а там посмотрим, кто он на самом деле.

Беллатриса отвернулась от пленников и ее взгляд упал на егерей.

— Что это? — прошипела она, указывая на меч, — дайте его мне!

И все бы обернулась не так плохо, если бы меч леди Лестрейндж все же отдали. А если они не сделали этого, то кто им тогда доктор?

Раскидав егерей, Белла, задала им только один вопрос:

— Где вы нашли меч?!! — казалось, ее рука дрожит от напряжения, но знающие люди скажут, что это было не так. Просто Беллатриса едва сдерживала свой буйный темперамент, чтобы не убить наглецов на месте.

— Он был у них в палатке, — прохрипел Сивый.

Велев убрать тела егерей, самая преданная последовательница Темного Лорда стала внимательно разглядывать меч.

К этому моменту Люциус распорядился, и пленников повели в подвал.

— Подождите, — словно опомнилась Белла, — грязнокровку оставьте здесь.

Судорожно кивнув Гарри, Гермиона решительно выдохнула и остановилась.

— Умная грязнокровка, — пропела Лестрейндж, стоя у нее за спиной, — может быть, ты скажешь мне, откуда у тебя меч?

Зная, что ее будут пытать, Гермиона заговорила. Вот только совсем не то, что рассчитывала услышать Белла.

— Я… мы нашли его, — часто-часто закивала девушка и затараторила дальше, — в лесу, он был в воде, мы случайно на него наткнулись, поверьте мне, пожалуйста, я говорю правду.

Гермиона старательно заискивающе смотрела в глаза бывшей заключенной Азкабана и молилась, что бы Гарри успел.




* * *



До подвала далеко идти не пришлось, но Гарри все равно торопился — от скорости его действий сейчас зависит жизнь подруги.

Сивый отомкнул замок на двери волшебной палочкой и толкнул парня в темную комнату.

Дождавшись, когда Фенрир выйдет и запрет за собой дверь, юноша начал действовать — он зажмурил глаза и прошептал: «libertatem a compedibus» и веревки, связывающие его руки упали, на пол. Из ботинка Гарри достал маленький перочинный нож и вспорол сначала правую штанину, а затем, тихо шипя, сделал небольшой, но глубокий надрез с внешней стороны бедра.

Ругаясь сквозь зубы, Гарри залез пальцами в рану и достал оттуда небольшой темный шарик. Крепко сжав его в ладони, парень четко проговорил: «ad dissipes». Заклинание подействовало правильно, вернув его тайной волшебной палочке прежний облик. Он не хотел раньше времени раскрывать ее существование, но и в Малфой-мэнор он попадать не хотел, так что — пришлось выбирать.

— Гарри? — послышался шепот, — Это ты?

— Полумна?!

В подвале поместья Малфоев было довольно-таки людно — Луна, мастер Олливандер и гоблин Крюкохват, который, к слову сказать, выглядел очень и очень неважно.

Задерживаться надолго в поместье Гарри не рассчитывал — надо было срочно уходить, но что делать с пленниками? Не бросать же их здесь? Но ведь и с собой их взять не получится.

Решать пришлось быстро — вариантов было немного. Считай, их не было совсем. Но вот в голову юноши пришла гениальная идея.

— Добби! — позвал он громко.

Наскоро избавив других пленников от веревки, Гарри вскинул голову и увидел домового эльфа Добби, несмело ему улыбающегося.

— Гарри Поттер! — пропищал домовик, — Добби поможет вам!

Ха! Три раза — Ха!

Вот в чем ключ к победе — иметь знакомого домовика, который к тебе благоволит.

Договорившись с эльфом, Гарри попросил того перенести пленников в коттедж Билла Уизли.

Тихий хлопок подтвердил, что все пленники были на свободе, и теперь зеленоглазый юноша, лицо которого уже пришло в порядок, решил позаботиться о раненной ноге.

Коснувшись палочкой одного из камней на дальней стене, он произнес: «lucebit». В ответ на заклинание, камень засветился ровным желтым светом.

Оглянувшись на дверь, Гарри бегло осмотрел свое окровавленное бедро и, поморщившись, поводил над раной палочкой, шепча: «vulneris». Разрез подернулся легким белесым туманом, и края раны стали стягиваться. Через несколько секунд от пореза не осталось даже шрама.

Ну что же — себя в порядок привели, а теперь в полной боевой готовности идем спасать подругу.

Гарри услышал тяжелые шаги — кто-то спускался по лестнице. Парень прижались к стене справа от выхода.

— Отойдите! — раздался голос Хвоста, — Я вхожу! — и дверь открылась.

— «Mors celeris», — четко проговорил Гарри, направляя волшебную палочку тюремщику в спину, и затем как-то по-змеиному усмехнулся.

Хвост вздрогнул и осел на пол кучей грязного тряпья. Вот Гарри и опробовал заклинания, найденные им в кабинете на нижнем уровне Тайной Комнаты.

Да. Любил Салазар Слизерин латынь. А как же ее не любить? Практически все его заклинания, кроме тех, что были на парселтанге, составлены на теперь уже мертвом языке.

Ему не было жаль эту тварь, этого предателя, эту мерзкую крысу Петтигрю— он получил по заслугам.

Забрав его волшебную палочку, молодой человек легко поднялся по лестнице наверх.

Аккуратно посмотрев, что происходит в гостиной, Гарри взял свою палочку наизготовку и шагнул вперед.

— Expelliarmus! — спокойно бросил он.

Палочка вырвалась из рук Беллатрисы, склонившейся над Гермионой, лежащей на полу, и отлетела прямо в его руки.

Люциус, Нарцисса и Драко обернулись разом, Гарри же вытянул вперед руку, в которой была зажата странного вида волшебная палочка, и проговорил:

— «Niinoeiemh lasstueih. Niinoeiemh hiasstannum boeieneenh rhaenyinh qua laaierh!».

И как только слова древнего нечеловеческого заклятия отзвучали — все присутствующие в комнате, исключая самого Гарри, Гермионы и… Люциуса Малфоя застыли — их перенесло в другой временной поток.




* * *



Убедившись, что все, кто мог причинить какой-либо вред, обездвижены, Гарри бросился к подруге.

Вытащив Гермиону из цепких лапок леди Лестрейндж, он осмотрел ее раны — в принципе, ничего серьезного: несколько порезов и ожогов.

Склонившись над девушкой, он прошептал: «tractare ardet» — и ожоги, покрывавшие руки девушки стали заживать, а затем добавил: «vulneris» для заживления порезов на ее лице и шее.




* * *



Лорд Малфой был удивлен.

Найденный в лесу оборванец, действительно оказался Поттером. Но вот только от мальчишки, виденного им в Отделе Тайн не осталось и следа. Сейчас Люциус видел перед собой сильного, взрослого волшебника, магический потенциал которого позволил даже расщепить время.

А еще Малфою было интересно, почему Поттер оставил его в основном временном потоке, вместе с собой, а не «притормозил», как остальных?

Наблюдая за тем, как юноша лечит свою грязнокровную подругу, аристократ все больше и больше изумлялся — таких заклинаний он не слышал, хотя, это без сомнения была латынь.

Точно зная, что ничего не сможет им противопоставить, Люциус подошел и спокойно опустился в кресло. Он здраво рассудил, что если не застыл вместе с остальными, то зачем-то нужен, и убивать его никто не собирается. Что же, он подождет. Это он умеет хорошо.

Ждать Люциусу пришлось не долго. Закончив оказывать первую помощь подруге, Мальчик-Который-Выжил, хотя теперь язык не поворачивался его мальчиком называть, аккуратно поднялся с колен и с улыбкой посмотрел на хозяина поместья. Затем он подошел к диванчику, стоящему напротив кресла и аккуратно расположился на нем, закинув ногу на ногу.

Проделывая все манипуляции, Гарри не спускал глаз с Малфоя — пусть и без палочки, он все же оставался опасным противником.

Изобразив на лице доброжелательнейшую из своих улыбок, Гарри обратился к Люциусу:

— Поговорим, Лорд Малфой?

Скептически приподняв правую бровь, хозяин поместья едва заметно усмехнулся и, лениво растягивая слова, проговорил:

— Мистер Поттер, — легкая фальшивая полуулыбка искривила губы, — не скажу, что рад приветствовать вас в своем доме.

— Да и я не горел желанием посетить ваше поместье, так что мы квиты, — нагло ухмыльнулся молодой человек.

Гермиона, наконец-то пришедшая в себя, легко поднялась с пола и направилась к мечу Гриффиндора, лежащему неподалеку. Подняв древнюю реликвию, девушка аккуратно положила его на стол и, обернувшись к своему спутнику, бросила:

— Нож дай.

Не говоря ни слова, Гарри бросил ей свой перочинный нож. Подхватив его на лету девушка, действуя по примеру своего друга, вспорола себе правое бедро и вытащила из раны маленький темный шарик. Использовав специализированное отменяющее заклятие «ad dissipes», она вернула своей волшебной палочке нормальный облик. Смазав своей кровью меч, девушка направила на него свою палочку и произнесла: «mutare essentia». Меч Гриффиндора подернулся и словно потек, превращаясь с неприметный темный комочек. Нахмурившись, Гермиона поместила измененный меч в рану на бедре, а затем, направив на нее палочку проговорила: «vulneris», и края раны срослись, надежно спрятав артефакт.

— Порядок? — поинтересовался Поттер.

— Полный, — отрапортовала девушка, — заканчивай с лордом и уходим.

Гарри только кивнул в ответ.

Люциус Малфой наблюдал за всем произошедшим в состоянии тихой истерики — откуда эти дети могли знать заклинания, не известные даже ему, да еще и быть такими… такими… взрослыми и сильными. У него было ощущение, что его обманули — нагло и беспринципно.

Поттер и его грязнокровная подружка выглядели опасно — с ними такими враждовать не хотелось. Человек, который так спокойно кромсает собственную плоть, опасен — просто потому, что ему наплевать на собственную жизнь, для него есть только цель. И к этой цели он пойдет, невзирая ни на что… и ни на кого.

— Так о чем вы хотели поговорить, мистер Поттер, — обратил на себя внимание аристократ.

Гарри обернулся на голос хозяина поместья и вновь улыбнулся. Только теперь лорд Малфой заметил, что юноша улыбался только губами — глаза у Поттера не поменялись — они были такими же настороженными и цепкими — глаза человека, который всегда начеку, всегда готов к действиям.

— Да, сударь, хотел, — подтвердил Гарри, — у меня к вам несколько вопросов.

— А вы уверены, что я отвечу на них? — Люциус все же решил играть.

— Ну, — протянул молодой человек, слегка покачивая ногой, — думаю, я найду способ убедить вас, сэр.

С этими словами, он выразительно покрутил в руке свою волшебную палочку.

Заметив эту манипуляцию, Малфой позволил себе легкую усмешку — он оказался прав. Поттер — опасен. И ему нужна информация. Что же — он может и поделиться некоторыми сведениями.

— Не сомневаюсь, мистер Поттер, — лениво растягивая слова, ответил Малфой, — но, надеюсь, ваши вопросы не будут касаться секретов, хранимых мой семьей?

— Разумеется, нет, — ухмылка парня стала в этот момент невероятно издевательской, — меня не интересует, когда и с кем вы потеряли невинность.

Услышав эти слова, Люциус закашлялся — слишком уж резко вдохнул, собираясь осадить малолетнего нахала. А увидев в его глазах смешинки, понял, что его просто и банально подкололи.

В этот момент к Малфою подошла Гермиона, державшая в руке стакан с водой.

— Возьмите, сударь, — сухо произнесла девушка, а затем, обернувшись к спутнику, укоризненно покачала головой, — Гарри, имей совесть — он вдвое старше тебя.

Вот теперь Люциусу стало совсем нехорошо — хоть в Мунго обращайся. Он сам не заметил, как принял стакан из рук грязнокровки. Вода приятно охладила саднящее горло — это дало время прийти в себя и немного успокоиться.

А Гермиона, тем временем подошла к дивану и села рядом с Поттером.

— Простите, — с кривой улыбкой произнес Гарри, — я просто не смог удержаться.

Раскаяния, правда, в его голосе и не наблюдалось, но слово было сказано.

— Я запомню это, мистер Поттер, — хрипло ответил Люциус.

— На меньшее я и не рассчитывал, — кивнул в ответ Гарри.

— Так, что вы хотели у меня узнать? — вернулся к теме Малфой.

— Меня интересует, — четко проговорил юноша, — что ваш Темный Лорд знает о магловском оружии?

Вопрос застал Люциуса врасплох — он мог предположить, что Поттер поинтересуется вопросами магии, возможностями Пожирателей, да чем угодно, но… магловское оружие?

— Зачем вам такие сведения, мистер Поттер? — задал встречный вопрос лорд Малфой.

— Неужели, мистер Малфой, — протянул в ответ зеленоглазый парень, копирую манеру самого аристократа, — вы думаете, что я отвечу на этот вопрос?

В ответ Люциус только слегка хмыкнул, а затем заговорил:

— Признаюсь, ваш вопрос застал меня врасплох — но, все же, постараюсь ответить на него. Могу предположить, что Темный Лорд имеет некоторое представление о магловском огнестрельном оружии. Но скажу, что в наших… делах это оружие не фигурировало никогда.

Люциус Малфой внимательно наблюдал за юношей. Его слова пробудили на лице Поттера выражение какого-то хищного предвкушения — глаза, казалось, засветились зеленоватым призрачным светом, утратив сходство с человеческими. Такой Гарри Поттер был страшен.

Юноша переглянулся со своей спутницей и, вскинув бровь, приложил указательный и средний палец к левому запястью, но что Гермиона ответила:

— Еще минут двадцать.

Перехватив вопросительный взгляд хозяина поместья, юноша пояснил:

— Минут через двадцать действие заклинания закончится, и временные потоки вновь объединятся.

— Позвольте и мне задать вопрос, мистер Поттер, — Люциус положил руки на подлокотники и сжал пальцы.

— Конечно, — Гарри пожал плечами и слегка улыбнулся, — задавайте, если смогу — отвечу честно.

Проигнорировав шутливый тон, Малфой все так же серьезно спросил:

— Что вы собираетесь делать дальше?

— Вам конкретно или, в общем?

— А вы ответите конкретно?

— Нет.

— Значит, в общем.

Юноша переглянулся со спутницей, и та незаметно кивнула.

— Мы собираемся пойти в определенное место и сделать то, что планировали, а потом найти и убить Волдеморта — это — в общем.

— Н-да, краткость — сестра таланта, — усмехнулся одной половиной рта аристократ, — вы так уверены, что сможете убить Темного Лорда?

— А это, лорд Малфой, уже второй вопрос, — сощурился парень, — но я отвечу и на него.

Гарри поднялся с диванчика, его движения были аккуратными и экономными. Он прошел три шага, разделяющие его и хозяина поместья. Сев на корточки напротив Люциуса Малфоя, Гарри внимательно посмотрел в его глаза, цвета синего льда и тихо, но очень четко проговорил.

— Я не просто уверен в этом, — с фанатичной убежденностью проговорил юноша, — я точно это знаю — Волдеморт умрет от моей руки, — а затем, легко поднявшись, он бросил вполоборота, — так же как умер Хвост.

Пожалуй, впервые лорд Малфой не знал, как реагировать. Сила и уверенность, звучащая в голосе совсем еще молодого парня, поражала. Люциус поймал себя на мысли, что верит в его слова. Затем его кольнула мысль — Хвост мертв, Поттер убил Хвоста.

— Как вы убили Петтигрю? — и зачем он спросил, можно подумать, ему это знать жизненно необходимо.

— Смертельным проклятием, — охотно пояснил юноша.

— Авада?

— Нет, другое, — все так же спокойно начал пояснять Гарри, — оно было изобретено в свое время Салазаром Слизерином — силы на него тратиться меньше, чем на непростительное, да и радиус действия всего три метра, но зато оно не отслеживается Министерством.

В который раз за день Люциус Малфой не находил слов — если сейчас напротив него стоит действительно Гарри Поттер, то такой Поттер ему нравится.

Нервно сцепив пальцы в замок, Малфой откинулся на спинку кресла.

— Обдумываете пути к отступлению? — насмешливый голос раздался откуда-то из-за спины.

А ведь мальчишка прав — Люциус действительно думал о том, что произойдет, если у Поттера получится уничтожить его хозяина.

— А ведь я прав, — довольно осклабился парень, присаживаясь на подлокотник кресла, в котором сидел хозяин поместья, — выпейте, полегчает.

С этими словами, зеленоглазый брюнет протянул ему обычную алюминиевую фляжку. Сердито покосившись на возмутителя спокойствия, хозяин поместья принял предложенное средство для успокоения нервов. Это оказалось довольно-таки неплохое виски.

Сделав большой глоток и закрутив крышку, Люциус решился на следующий вопрос.

— Почему вы все это мне говорите?

— Не люблю быть должным, — с охотой пояснил Поттер, — Драко ведь узнал меня, но не выдал; а ведь все могло обернуться гораздо хуже — мне необходимо было время, чтобы достать палочку, — немного помолчал, а затем добавил, — кроме того, я ведь помню тот случай в Министерстве — вы могли убить меня, а пророчество призвать Манящими чарами.

— Ну что же, мистер Поттер, — преувеличенно бодро согласился Малфой, — с этим я спорить не буду.

Реакция мальчика-который-стал-занозой-в-…голове-Темного-Лорда несколько озадачила Люциуса. Юноша заливисто рассмеялся, запрокинув голову назад.

— Нравиться мне с вами разговаривать, лорд Малфой, — заявил взъерошенный парень, — жаль будет, если в этой войне вы окажетесь не на той стороне.

А вот и предложение, которого подспудно ждал хозяин поместья.

— Вы можете предложить вариант лучше?

— Разумеется, — фыркнул наглец, — я предлагаю не поддерживать Волдеморта.

— И подержать вас?

— Нет, — ехидно отозвался Гарри, — для вас это станет смертным приговором, — а затем уже серьезно продолжил, — для любого хода должен быть подходящий момент.

А парень-то не промах, рассуждал Малфой, может и предложит что стоящее.

— Насколько я понимаю, — насмешливый голос вновь вторгся в сознание Люциуса, — вы ждете моего предложения? Ну что же — не буду вас разочаровывать. Волдеморт умрет в ближайшем будущем — этот факт я даже обсуждать не буду, но вот переходить на сторону победителей нужно в тот момент, когда защитникам будет казаться, что все пропало и спасения нет. Такой жест не останется без внимания выживших, и сыграет вам на руку в будущем. Сейчас мне нужно закончить дела, а затем вернуться в «Хогвартс» — до начала атаки Пожирателей. Если вы решитесь, то вам нужно будет сменить сторону во время битвы за замок. Уверен, это случится — слишком сильно Волдеморт желает поставить «Хогвартс» на колени. Подумайте, лорд Малфой, что держит вас рядом с Темным Лордом, и хочется ли вам и дальше так жить.

— Вы и сами понимаете, мистер Поттер, — поник Люциус, — что меня держит боязнь за семью. Когда-то давно я совершил ошибку, а теперь за нее расплачиваются жена и сын.

— У вашей супруги есть метка? — неожиданно спросил юноша, — поверьте, это не праздный вопрос.

— Нет, — покачал головой аристократ, — метка у меня и Драко.

В этот момент к беседе подключилась Гермиона:

— Скажите, лорд Малфой, — начала девушка, — вы и ваша супруга обязаны будете участвовать в атаке на «Хогвартс»?

Хозяин поместья недовольно покосился на грязнокровку, но на вопрос все же ответил:

— Я должен буду присоединиться к войскам, а у Нарциссы и Драко будет возможность остаться в поместье.

В гостиной повисла напряженная тишина, нарушаемая лишь тихим постукивание пальцев девушки о волшебную палочку.

— А если ваша семье спрячется не в поместье, а в школе, — предположила Гермиона, а затем пояснила, — когда начнется финальная стадия нашего плана, «Хогвартс» станет самым безопасным местом.

— И как вы себе это представляете, — разозлился лорд Малфой, — подойти и постучаться в ворота?

— Портключ до Тайной Комнаты устроит? — проигнорировала девушка выпад аристократа.

— Но антиаппарационный барьер, — начал было Люциус, но был прерван Поттером.

— Для ЭТОГО портключа барьер — не проблема, — усмехнулся юноша, — я оставляю его вам, вы сможете воспользоваться им, когда мы «сбежим» отсюда.

— Может сработать, — протянул Малфой, — но мне нужны гарантии…

— Никаких гарантий, — отрезал Гарри, — этот портключ двусторонний, если случится самая невероятная вещь в мире и Волдеморт победит, вашей семье все равно ничего не угрожает.

— Вы так уверены в своей победе, — поморщился Люциус.

— Да, — согласился парень, — я полностью уверен в победе. Видите ли, у нас есть несколько планов относительно того, как убить Волдеморта. Мы просто не можем проиграть — эти планы дополняют и дублирую друг друга. Поверьте, сэр, я очень долго к этому шел, и исполню, что задумал.

Люциус Малфой смотрел в глаза семнадцатилетнего парня и видел в них холод стали и смерть. Да, этот юноша очень долго готовился к мести. А то, что Поттер мстит, Малфой не сомневался — он мстит за все то, чего в его и без того короткой жизни так и не произошло. Если бы Темный Лорд заглянул сейчас в глаза своего злейшего врага, то он увидел бы в них свою смерть.

Это окончательно убедило лорда Малфоя, что сторона победителей будет стороной Поттера, а не Волдеморта.

— Вы решили, — констатировал юноша.

— Да, — уверенно и спокойно произнес Люциус, — я склонен принять ваше предложение.

— Отлично, — самодовольно усмехнулся Поттер, — ну а с моей стороны будет не вежливым, если я не попытаюсь увеличить ваши шансы выжить в предстоящей битве.

На что лорд Малфой только недоуменно приподнял левую бровь.

Ухмыльнувшись, Гарри достал уже знакомый аристократу нож, и снова разрезал бедро — на сей раз левое.

Достав из раны темный шарик, Поттер вернул вещи ее настоящий вид. Это оказалась еще одна волшебная палочка. Аккуратно стерев с палочки собственную кровь, юноша протянул ее Малфою.

— Возьмите, это моя вторая, — пояснил он, — думаю, вам она должна подойти.

Палочка была необычной — из темного дерева, оплавленная в черненое серебро и инкрустированная сапфирами и аметистами.

— Она из черного дуба, — подала голос девушка, пока ее спутник латал рану, — сердцевина из сердечной жилы дракона.

Отстраненно кивнув, Люциус Малфой рассматривал уже свою новую волшебную палочку. Держа ее в руке, аристократ чувствовал легкое покалывание в кончиках пальцев и невероятный прилив сил. Да, это его палочка. Она выбрала его.

Поднявшись с кресла, Малфой бросил в сторону двери «reducto» — от стены отвалился огромный кусок штукатурки вперемешку с кирпичами. Новая палочка слушалась его прекрасно.

Подняв глаза на Гарри, Люциус увидел, что парень чуть качает головой, как бы говоря, что в благодарности нужды нет. Ну что же — пусть будет так.

— Теперь у вас будет шанс, — сухо произнес Поттер, — а теперь — портключ.

Гермиона подошла к сумке, оставленной Гарри на столе и достала из нее ничем неприметный камень. Подойдя к Малфою, девушка протянула ему портключ.

— Активируется сжатием и словом «ARX», — пояснила она, а затем обратилась к юноше, — Ри, у нас около минуты, пора уходить.

— Я готов, — отрапортовал парень, взяв сумку, — сейчас только Добби предупрежу.

— Подождите, — остановил его голос аристократа, — вы сказали — Тайная Комната? Та самая?

— Да, — подтвердил парень, — Тайная Комната Салазара Слизерина, — а затем добавил, — и не волнуйтесь, вашу семью встретят.

— Кто?

— Узнаете, — усмехнулся Поттер, — это секрет.

Обернувшись, Гарри взмахнул палочкой в сторону люстры и пробормотал какую-то фразу — домовик, застывший на люстре, пришел в себя.

— Добби, все вопросы потом, — резко оборвал все попытки эльфа молодой человек, — перенеси нас туда же, куда перенес остальных.

Домовик, все поняв правильно, только кивнул в ответ — раздался резкий хлопок, и в гостиной стало меньше на двух магов и одного домового эльфа.

Люциус огляделся — его жизнь снова начинала играть разноцветными красками.

Когда время вновь пойдет, Люциус все обсудит с Нарциссой и Драко, не называя никаких имен. Они — Малфои, и своего не упустят.

С этими мыслями хозяин поместья отошел туда, где стоял во время появления Поттера, остановившись, он стал ждать, когда же действия заклинания пройдет. Ждать не пришлось — через несколько секунд временные потоки совместились, и время стало ощущаться привычно.

— Где они?!! — верещала Беллатриса, — куда они делись?!!

Но на ее вопрос никто так и не смог ответить, а кое-кто просто не захотел. В конечном итоге, во всем обвинили егерей, которые плохо обыскали пленников.

Поздно вечером, когда все гости замка мирно и не очень, отдыхали от тяжелого рабочего дня, хозяин поместья с супругой и сыном заперся в своем рабочем кабинете и долго с ними что-то обсуждал.

Никто их не слышал — новая палочка Люциуса прекрасно выполняла все, что от нее требовалось, и к концу разговора, Нарцисса сжимала в руке портключ до Тайной Комнаты.

_______________________________________________________

— libertatem a compedibus — освобождение от всех видов связывающих оков: волшебных и обыкновенных;

— ad dissipes — специализированное заклинание, отменяющее другие заклинания;

— lucebit — заклинание, заставляющее предметы светиться;

— vulneris — заклинание, излечивающее резаные раны;

— mors celeris — заклинание мгновенной смерти, аналог авады, только действует на небольшом расстоянии — до трех метров;

— tractare ardet — заклинание, излечивающее ожоги;

— mutare essentia — заклинание видоизменения;

— Niinoeiemh lasstueih. Niinoeiemh hiasstannum boeieneenh rhaenyinh qua laaierh — заклинание, предназначенное для разделения темпоральных потоков на два параллельных течения — нахождение людей в разных темпоральных потоках обуславливается волей заклинателя — язык народа laarieh — лэйриэ’ — звучит как Ниинойэм’ ласстуйе’. Ниинойэм’ аисстаннум бойонэн’ р’аэнийн’ ку лэйер’.

— ARX от лат. «убежище»

@темы: гет, гарри поттер, джен, закончен, драма, неизвестная переменная, фанфики